Бизнес услуги

кадрыФИНАНС


Контактная информация:

Оренбург :: PRO-MEDIA

ул. Комсомольская, д. 32

+7(3532) 78-14-20
+7(3532) 78-38-13
8 922 5515555

sov_design@mail.ru

  Аналитика  

28.02.2018 :: Аналитика :: Отчетность ЦБ: шито-скрыто

Все больше нареканий в последнее время вызывает политика регулятора в части раскрытия отчетности кредитных организаций. В начале процесса активного финансового оздоровления банков ЦБ взял за регулярную практику надолго убирать из публичного доступа отчетность санируемых организаций. Сама по себе идея была не лишена смысла, так как отчетность большинства банков в подобных случаях уже не представляет столь предметного интереса для контрагентов, но при этом может дестабилизировать обстановку на рынке раскрытием масштабов бедствия.

С одной стороны, скрывая от глаз общественности отчетность, регулятор пытался поддерживать видимость финансовой стабильности. С другой — участники рынка за все время ни разу не получили четких ответов на вопросы, как попавшему на санацию банку удавалось столь долго маскировать свои проблемы; насколько обоснованным является спасение того или иного банка и выделение ему конкретной суммы; наконец, кто виноват в ситуации, повлекшей за собой очередные бюджетные расходы. Отсутствие ответов на подобные вопросы гораздо сильнее подрывает доверие клиентов и населения к банковской системе, чем дыры в отчетности банков.

Со второй половины 2017 года, когда серьезные проблемы ощутили крупные банки, впоследствии попавшие в «разработку» Фонда консолидации банковского сектора (ФКБС), регулятор внедрил и узаконил еще один «способ» сохранения финансовой стабильности. Так, ЦБ начал до последнего тянуть с публикацией отчетности, законодательно прописав себе такую возможность в указании 4515-У («О составе и порядке раскрытия Банком России информации, содержащейся в отчетности кредитных организаций (банковских групп)»). Регулятор разрешил себе раскрывать банковскую отчетность на собственном сайте «в срок не позднее 18 рабочих дней после отчетной даты». В результате, например, отчетность за декабрь 2017 года рынок получил лишь в начале февраля 2018 года. При этом сам ЦБ получает отчетность от банков практически в первые рабочие дни каждого месяца. Оттягивание срока публикации отчетности не уберегло банки, попавшие под контроль ФКБС, от оттока клиентских средств.

Помимо вышеназванных действий, которые просто не могли остаться незамеченными на рынке, регулятор начал применять и незаметные широкой публике нововведения, так или иначе ограничивающие объем информации, раскрываемой в отчетности. Еще в 2017 году внес изменения в балансовые данные оборотной ведомости (форма 101) и убрал из добровольно публикуемой банками отчетности детализацию основных клиентских счетов. В результате в общей платежной динамике клиентов банков затерялись потоки по счетам для расчетов гособоронзаказа, учета средств на проведение выборов и референдумов, средств избирательных фондов, индивидуальных предпринимателей и физических лиц — нерезидентов. При этом инициатива регулятора коснулась не только «свежей», но и всей ежемесячной отчетности кредитных организаций на сайте ЦБ за период с 1 октября 2015 года.

Можно предположить, что, скрывая, например, разбивку по счетам «оборонки», ЦБ прежде всего руководствовался заботой о своих подопечных в непростой геополитический период, когда новых санкций боятся даже крупнейшие госбанки, а правительство вынуждено создавать под гособоронзаказ отдельный банк, которому уже нечего терять. Однако, заботясь о судьбе крупных и прежде всего государственных банков, регулятор не считается с интересами остального рынка, «провернув» свою инициативу без какого-либо «анонсирования», комментариев или объяснения причин.

В конце января 2018 года ЦБ представил проект поправок в указание 4515-У. Поправки устанавливают для кредитных организаций, не являющихся одновременно публичными акционерными обществами (ПАО) и участниками системы страхования вкладов (ССВ), упрощенную форму раскрытия отчетности на сайте ЦБ, а именно без дебетовых и кредитовых оборотов по счетам второго порядка в оборотной ведомости (форма 101).

Между тем динамика оборотов в банковской отчетности по РСБУ является важной составляющей общего кредитного анализа финансового института, позволяет оценить деловую активность его клиентской базы, зависимость от межбанковского рынка, ликвидность портфеля ценных бумаг и т. д. Ежемесячная отчетность без оборотов может не позволить сформировать полноценный кредитный профиль банка или обнаружить в нем слабые стороны. Вероятно, именно поэтому возможность публикации отчетности без оборотов на сайте ЦБ распространяется на довольно ограниченный круг кредитных организаций (не ПАО и одновременно не участники ССВ). Среди таких организаций отсутствуют участники, занимающие более-менее заметную долю на рынке.

В числе таких банков, в первую очередь, можно выделить две группы. Первая — небольшие «дочки» зарубежных банков, имеющие доступ к дешевому материнскому фондированию и, как правило, специализирующиеся на определенном направлении. Например, автокредитовании (ООО «Мерседес-Бенц Банк Рус», ООО «БМВ Банк» и др.) или корпоративно-инвестиционном бизнесе (ООО «Морган Стэнли Банк», АО «Банк оф Токио Мицубиси ЮФДжей (Евразия)» и др.). Вторая группа — это небанковские кредитные организации (НКО и РНКО), основной задачей которых является обеспечение расчетов. Имена других банков, подпадающих под условие не ПАО + не участник ССВ, вряд ли будут известны рядовому клиенту или вкладчику.

Однако в тексте первоначальной версии проекта обнаруживалась явная нестыковка ключевых формулировок. В тексте указывалось, что без указания оборотов на сайте регулятора раскрывается отчетность кредитных организаций, не являющихся ПАО и участниками ССВ. Там же ЦБ отмечал, что раскрытие информации в отчетности в полном объеме осуществляется по кредитным организациям, являющимся и ПАО, и участниками ССВ. Можно было подумать, что таким образом оставлена некая лазейка для публикации отчетности банков, удовлетворяющих лишь одному из критериев — либо ПАО, либо участник ССВ. С одной стороны, отчетность таких банков не может публиковаться без оборотов, но в то же время ЦБ не обязан публиковать их отчетность у себя на сайте в полном объеме. Здесь необходимо дополнить, что среди банков — участников ССВ, не являющихся ПАО, довольно много крупных кредитных организаций, в том числе из списка системообразующих.

По последней доступной информации, проект регулятора находился на этапе независимой антикоррупционной экспертизы, дата окончания которой была намечена на 15 февраля текущего года. После данного этапа происходит завершение разработки проекта с формированием окончательного варианта его текста для официальной публикации непосредственно нормативно-правового акта. На этапе антикоррупционной экспертизы в тексте проекта появились изменения: раскрытие отчетности Банком России в полном объеме теперь осуществляется по кредитным организациям, являющимся ПАО и (или) участниками ССВ. Вероятнее всего, юридическая коллизия в первоначальном варианте проекта являлась случайным недочетом, однако теперь на этот счет остается лишь строить догадки.

Так или иначе, новые инициативы ЦБ пока не улучшают его коммуникацию с рынком, а скорее наоборот. Банковский сектор хотя бы формально, но пока остается одним из наиболее прозрачных сегментов российского бизнеса. Возникает ощущение, что ЦБ всеми силами пытается устранить такой дисбаланс, однако в силу специфики банковской деятельности делать это стоило бы крайне осторожно и постепенно. Весьма вероятно, что увеличение сроков публикации и сокращение объема информации в отчетности представляют собой вынужденные меры на фоне глобальных задач, решаемых регулятором. Однако такие меры лишь указывают дальнейшее направление работы регулятора в области закручивания гаек под предлогом сохранения финансовой стабильности и оздоровления системы.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции


Сабина Хасанова
руководитель информационно-аналитического отдела Банки.ру



 Реклама  
 

__________________________

  
 
ORENFINANCE.RU
11006006
281




© PRO-MEDIA 2008