Бизнес услуги

кадрыФИНАНС


Контактная информация:

Оренбург :: PRO-MEDIA

ул. Комсомольская, д. 32

+7(3532) 78-14-20
+7(3532) 78-38-13
8 922 5515555

sov_design@mail.ru

  Аналитика  

09.03.2018 :: Аналитика :: 7% по ипотеке: хорошо или плохо?

Чем чаще Владимир Путин говорит о необходимости расширения рынка ипотечного кредитования, тем с большей осторожностью он это делает. Причина понятна — и так этот сегмент развивается сильнее некуда, зачем его дополнительно «подпинывать», обозначая желаемые параметры, раз многие госбанки воспринимают это как прямое руководство к действию?

И без того все закручено так, что резьба может сорваться. Потому в части ипотечной ставки и сделана была оговорка про то, что авторы послания «долго спорили, какую цифру назвать с этой трибуны» — 7% или 8%. Тем не менее остановились на том, что «стремиться нужно, безусловно, к 7%, это уж точно».

Даже Дмитрий Медведев, уж на что он всегда был склонен пофантазировать насчет условий жилищного кредитования, на этот раз выступил в качестве «либерального уклониста» и предупредил, что слишком низкие ставки — тоже не очень хорошо: «Конечно, нельзя и перегреть этот рынок. Мы знаем: когда ипотечная ставка проваливается совсем низко, то надувается так называемый пузырь, как это было в ряде стран, в том числе в Америке, и потом экономика несет очень большие издержки». Замечу, что еще в мае прошлого года Медведев говорил о том, что российская экономика созрела для снижения ипотечной ставки до 6—7% годовых. Вот такая у нас экономика получается.

Что же делать теперь с этими 7%, куда их положить? Понятно, что все прежние «стремления-пожелания» первых лиц государства про ипотечные ставки можно было во времена их произнесения отнести к смелым фантазиям. И первые лица сами это понимали. Тем более что банкиры (государственные, конечно, других там уже давно не бывает) на очных встречах с небожителями сочувственно разводили руками и говорили правильные слова про инфляцию, высокую стоимость рефинансирования, санкции и другие экономические невозможности. Когда же высказанные вслух мысли про ипотечную ставку начали исполняться (ура, конечно, но этого же не было последние 20 лет), вдруг оказалось, что реализованные мечты вступают в противоречие кое с какими достижениями последних лет. Из-за чего скоро придется выбирать, чего хочется больше: или ипотеки дешевой, или, к примеру, сильной банковской системы.

Поясню свою мысль. В России ипотечную ставку всегда трудно было считать рыночным индикатором, потому что государство даже в худшие моменты последнего десятилетия старалось то на региональном, то на федеральном уровне (а чаще и там, и там) субсидировать ее для самых разных категорий населения — льготников, инвалидов, молодежи, военных и многих других. Это было хорошо и правильно, хотя и немного обременительно для бюджета. Потом бюджет стал беднее, но появились другие возможности — в силу того, что банки в своей активной массе стали больше зависеть от государства. Правительству такой расклад не мог не понравиться, потому что проще же выдать директиву или высказать пожелание, чем предусматривать новую статью расходов. И результат более заметен.

В цифрах это выглядит следующим образом. По данным Банка России, за год (с 1 февраля 2017-го по 1 февраля 2018 года) средневзвешенная ставка по рублевым жилищным кредитам по всей банковской системе РФ снизилась с 11,84% до 9,85% — то есть на 2 процентных пункта. Это притом, что ставки, например, по среднесрочным, самым доходным, вкладам снизились, по данным Банки.ру, на 0,12 п. п. до 6,4%. Конечно, ключевая ставка за этот период снизилась на целых 2,25 п. п. до 7,75% (на 1 февраля текущего года, сейчас она составляет 7,5%), но зависимость здесь не прямая, что подтверждается разницей в процентной политике между различными группами банков.

Так, по статистике ЦБ, первая пятерка крупнейших банков за год удешевила жилищные кредиты с 11,7% до 9,7%. Поскольку на эту пятерку, полностью государственную, приходится более половины активов банковской системы, то она и выступила драйвером снижения для всех. Но частные, менее крупные банки за этот же период были не столь решительны. Банки, занимающие с шестого по 20-е место, за год удешевили ипотеку только на 1,7 п. п. — до 10,5%, средние банки (с 20-го по 200-е) снизили ставку на 1,9 п. п., а мелкие региональные банки — только на 1,1 п. п., до уже неконкурентных 13,7%.

И здесь хочется обратить внимание, что Владимир Путин в своем послании, кроме ипотеки в части банков, довольно твердо высказался за приватизацию госбанков. Он не сказал при этом «мы долго спорили», как про ипотеку, но представляется, что здесь тоже не обошлось без попыток переубедить оратора. В этой связи интересно, приводился ли в ходе этих попыток аргумент, что без государственного контроля двух третей активов в банковском секторе задача снижения ипотечной ставки до 7% даже за 5—6 лет (а не за два года, как уже пообещали Герман Греф и АИЖК) оказалась бы трудновыполнимой?

Решение, конечно, тяжелое. Я, например, всегда стараюсь выступать за все хорошее против плохого. Но если бы мне предложили выбрать между приватизацией банковского госсектора и дешевой ипотекой (для всех, конечно, чтобы никто не ушел обиженным), то не уверен, что выбрал бы первое.

Потому, наверное, Путин и сказал про продажу только тех «финансовых активов», которые перешли под контроль государства «в результате оздоровления банковской системы». Так что он свой выбор сделал: ВТБ, Сбербанк и другие крупные звери нашего заповедника останутся у того, у кого были. Зато ставка по ипотеке снизится до 7% очень скоро — и, видимо, надолго, чтобы стать новым пунктом социального договора с избирателями. Отсюда и осторожность: предвыборные обещания — дело серьезное. Почти как майские указы.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции



Игорь Моисеев
журналист


 Реклама  
 

__________________________

  
 
ORENFINANCE.RU
11263862
309




© PRO-MEDIA 2008