Бизнес услуги

кадрыФИНАНС


Контактная информация:

Оренбург :: PRO-MEDIA

ул. Комсомольская, д. 32

+7(3532) 78-14-20
+7(3532) 78-38-13
8 922 5515555

sov_design@mail.ru

  Аналитика  

04.04.2018 :: Аналитика :: Лондонград закрывается?

«Великобритания приступила к аресту активов россиян в рамках «дела Скрипаля», сообщил министр обороны страны Гэвин Уильямсон», передали ведущие российские информационные агентства на прошлой неделе. Чего на самом деле следует ожидать нашим согражданам, привыкшим считать Великобританию вторым, а то и первым домом?


Правдоподобный фейк

На самом деле сообщения о спиче Гэвина Уильямсона оказались fake news, впервые появившимися на сайтах антироссийской направленности. Но поверить в это было легко — на фоне другой малоприятной информации о планах Великобритании относительно россиян и их активов на территории страны: перепроверка «чистоты» имущества, аннуляция уже выданных виз...

Решатся ли британские власти на тотальную проверку состояний и активов россиян в Великобритании в качестве наказания за якобы причастность России к отравлению экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии в Солсбери?

Под подозрением не только «русские»

На данный момент существуют две новости, от которых зависит будущее россиян и их активов в Великобритании. Это вступление в силу «закона McMafia» о происхождении «сомнительного имущества» и пересмотр выданных с 2015 года так называемых виз инвестора — виз особого типа, дающих право на ускоренное получение гражданства. Что стоит за этими новостями?

Итак, в конце января вступили в силу принятые в прошлом году приказы об имуществе необъясненного происхождения (Unexplained Wealth Orders, UWO), которые требуют от владельца недвижимости стоимостью от 50 тыс. фунтов стерлингов доказать законное происхождение средств на ее покупку.

На данный момент известно, что Национальное агенство по борьбе с преступностью получило право на арест двух объектов недвижимости — в Лондоне и на юго-востоке Англии общей стоимостью 30 млн долларов. Кому именно принадлежит эта недвижимость, официально не сообщается, но газета Financial Times, ссылаясь на свои источники, пишет, что это политик из Средней Азии.

Об аресте активов, принадлежащих россиянам, пока не известно, хотя британские власти не скрывают, что их пристальное внимание будет обращено на поиск «русских корней». И дело не только в «деле Скрипаля», но и в скандале с «глобальной прачечной» (Global Landromat), разразившемся год назад, когда стало известно, что из России было незаконно вывезено до 80 млрд долларов, а для их «отмыва» использовались в том числе и 17 крупных британских банков. Тем не менее надо понимать, что этот закон касается именно «необъясненного имущества» любой «национальности». Он разрабатывался «против всех» и не задумывался как «охотничье ружье»» специально против «русского медведя».

Вторая новость касается пересмотра условий по визам Tier 1. Глава британского МВД Эмбер Радд заявила, что будут перепроверены инвестиционные визы (Tier 1 Investor visa), выданные россиянам до 2015 года. «Виза инвестора» выдается сроком на три года, а в дальнейшем позволяет претендовать на постоянный вид на жительство и даже гражданство. Чтобы ее получить, необходимо вложить в экономику Великобритании не менее 2 млн фунтов стерлингов. Вкладывать требуется в гособлигации страны или в британские компании (через покупку ценных бумаг), покупка недвижимости инвестицией не считается. По мнению Радд, не все визы были получены законным путем.

Совершенно очевидно, что не весь капитал российского происхождения имеет коррупционную или иную криминальную природу: в Великобритании много совершенно чистых активов. Не окажется ли так, что новые инициативы ударят и по ним? И где вообще лежат российские деньги?

Российский капитал в Великобритании в основном вложен в недвижимость, частично находится на депозитах или в консервативных инвестиционных историях, часто с защитой капитала. Это наименее подвижная часть финансового рынка.

Русский след в Лондоне

«Российский капитал в Великобритании в основном вложен в недвижимость, частично находится на депозитах или в консервативных инвестиционных историях, часто с защитой капитала. Это наименее подвижная часть финансового рынка», — говорит управляющий партнер британской юридической компании Quorvus Legal Иннокентий Алексеев.

Точной оценки размера российских активов в Великобритании не существует. По данным агентства недвижимости Knight Frank, с россиянами (или бывшими россиянами) может быть связана пятая часть элитной недвижимости Лондона. Еще недавно новости о том, что очередной русский олигарх купил очередной самый дорогой особняк, появлялись не реже раза в год. Часть покупателей оставались анонимными, имена других мы знаем.

Так, британская и российская пресса писали об особняке Витенхертс, втором по размеру после королевского дворца, стоимостью 450 млн долларов и купленном основателем компании «ФосАгро» и экс-сенатором Андреем Гурьевым. Одна из покупок владельца лондонского футбольного клуба «Челси» Романа Абрамовича в Лондоне — Lindsey, особняк 1674 года и памятник архитектуры, из-за чего миллиардеру якобы приходилось открывать свой дом для публики в определенные дни. Главу «Русала» Олега Дерипаску называют владельцем особняка за 42,5 млн долларов, купленного в 2004 году. Другой российский олигарх, миноритарный акционер лондонского футбольного клуба «Арсенал» Алишер Усманов приобрел дом за 48 млн долларов с участком в 4,5 гектара на севере Лондона. Этот список можно продолжать.

Вне рынка недвижимости особо крупных денег российского происхождения нет: в Великобритании держат деньги на текущее потребление.

«Говорить о каких-то значительных прямых или венчурных инвестициях «русских» денег на британском рынке, за исключением, может быть, отдельных историй, как, например, Letter One (международный инвестиционный бизнес со штаб-квартирой в Люксембурге, учрежденный совладельцами «Альфа-Групп» Михаилом Фридманом, Германом Ханом и Алексеем Кузьмичевым. — Прим. Банки.ру), не приходится», — отмечает Иннокентий Алексеев.

Безусловно, помимо олигархов, свои активы (а иногда и бизнес) держат в Великобритании и просто состоятельные выходцы из России — профессионалы, ученые, деятели культуры.

Данных о том, как много из всех этих активов с российскими корнями имеют коррупционную природу, а какие — абсолютно прозрачны, нет. Есть только прошлогодняя оценка Transparency International U.K., что только в Лондоне на «подозрительные деньги» куплено недвижимости на 5,8 млрд долларов. Но тут речь шла о деньгах из всех возможных стран, не только из России.

Между тем очевидно, что последние новости заставляют волноваться всех — и тех, у кого с активами все в порядке, и тех, у кого есть некие проблемы.

Поймай меня, если сможешь

В целом надо понимать, что ужесточение британского законодательства — это часть глобального ужесточения регулирования, направленного на борьбу с терроризмом и отмыванием капитала. «Серые» или «черные» деньги ищут лазейки, находят их. Но со временем об этих лазейках узнает регулятор, прикрывает их, и «серые» деньги ищут новые лазейки... Решения Великобритании относительно проверки недвижимости и «виз инвестора» — именно из этой серии.

Банки.ру поговорил с британским бизнесменом российского происхождения, который представил нам — на условиях анонимности — свое видение текущей ситуации в стране. Он рассказал о необходимости уплачивать stamp duty, гербовый сбор, при покупке недвижимости, который, в случае элитного жилья, может вылиться в приличную сумму. Но есть выход: создать компанию и купить дом на ее имя. В этом случае следующий покупатель может избежать этого сбора, поскольку приобретет не саму недвижимость, а акции компании, главный и единственный актив которой — данная недвижимость.

Кстати, если верить публикациям в СМИ, многие олигархи, в том числе те, которых мы упоминали выше, покупали недвижимость в Лондоне не на свое имя: юридически эти усадьбы записаны на компании. «Изначально данная схема возникла для ухода от налога, потом ее стали использовать и для того, чтобы скрыть реального владельца, — рассказывает наш собеседник. — И сейчас правительство, по сути, хочет видеть конечного бенефициара сделки». Безусловно, если им окажется человек из политики, то следом возникнут вопросы о природе денег на покупку такого дома...

Аналогичная история — с «визой инвестора». Как мы уже сказали выше, для получения этой визы необходимо инвестировать в Великобританию как минимум 2 млн фунтов стерлингов. Но что делать тем, у кого нет свободных двух миллионов фунтов, а британский паспорт получить очень хочется? «Многие банки в России предоставляют такую услугу: вы депонируете полмиллиона в офшоре этого банка, банк на свои средства покупает бумаги Великобритании на нужную сумму, по сути, предоставляя вам финансовый рычаг, — поясняет наш собеседник. — Остальную сумму вам оформляют в качестве долга, за который вы платите хорошие проценты. Как любая успешная схема, она через какое-то время приобретает популярность. А вслед за популярностью идет огласка. Кому это понравится?»

«Я не понимаю, чего они от меня хотят? Я замминистра, неужели им непонятно, что у меня по определению должно быть много денег?» Британские власти знают, что «по определению» у замминистра как раз не может быть много денег, и пытаются понять: у тебя-то они откуда взялись?

Достаточно просто быть честным?

Власти Великобритании хотят прозрачности капитала. Причем давно. Если им эту прозрачность показать, то вопросов не будет, уверяет наш бизнесмен. «Я в свое время проходил налоговый аудит, он длился в общей сложности два года, — вспоминает бизнесмен. — В итоге мне назначили личное собеседование. Приехали два джентльмена, и я рассказал им все от начала до конца: что я закончил, как начинал свой бизнес, где падал и где вставал, где был по эту сторону закона, а где — нет, ну потому что тогда была такая ситуация. Их удовлетворил мой рассказ. А когда к ним приезжает человек с невероятными часами на «Бентли» и начинает рассказывать, как он выиграл в казино два миллиона, а потом удачно вложил их в фондовый рынок и получил еще 15 миллионов, то понятно, как отнесутся к такой истории».

Причем такие истории вовсе не редкость. «Ко мне всегда обращались люди помочь им открыть счет в банке, я их знакомил с кем нужно, но потом они возвращались ко мне с претензиями: «Я не понимаю, чего они от меня хотят? Я замминистра, неужели им непонятно, что у меня по определению должно быть много денег?» Британские власти знают, что «по определению» у замминистра как раз не может быть много денег, и пытаются понять: у тебя-то они откуда взялись?»

Но означает ли это, что тем, у кого с документами и с доходами все в порядке, беспокоиться не о чем? Ведь некоторые заявления британских чиновников заставляют серьезно нервничать. Например, резкая фраза замминистра внутренних дел Великобритании Бена Уоллеса о судьбе подозрительного имущества: «Мы изымем такой актив, продадим его и используем полученные средства для финансирования наших правоохранительных органов». Как реагировать?

Подобные бурные высказывания юрист Иннокентий Алексеев советует «фильтровать». По его словам, досудебная конфискация имущества в Великобритании невозможна: иначе страна нанесет непоправимый урон своей репутации стабильной юрисдикции, открытой для иностранцев, и с правовой системой, направленной на защиту законно приобретенных активов. «Это просто невозможно по причине противоречия основам местного правопорядка, — говорит Алексеев. — Все действия властей обязательно должны одобряться судами».

Олигархи в домике

В то же время Алексеев допускает, что применение UWO может быть использовано против россиян. «К этому нужно готовиться, в том числе через проведение автоаудита по собственной инициативе, с превентивными материалами, объясняющими происхождение средств, — советует Алексеев. — Благо такая инфраструктура в Британии находится на очень хорошем профессиональном уровне».

Но даже если «чистота» недвижимости уже доказана, это не значит, что проблем не будет. Лес рубят — щепки летят. «Банки в принципе могут отказать в обслуживании любому, даже существующему клиенту, и закрыть его счета с предложением перевести средства в другой банк без объяснения причин, — напоминает Иннокентий Алексеев. — Незамедлительно это не произойдет, но банки будут следить за ситуацией и постепенно выдавливать «опасных», с их точки зрения, клиентов».

Пострадают от этого прежде всего состоятельные россияне, а вовсе не самые богатые. Ну, в общем-то, как и во всех прочих ситуациях: при повышении налогов, росте цен, дефолте, кризисе и прочих экономических безобразиях больше всего теряет средний класс, а наиболее богатые продолжают богатеть. «Для крупных владельцев счетов всегда будет альтернатива перевести деньги, например, в Швейцарию, — указывает Алексеев. — Для клиентов простого «премиального» уровня обслуживания проблема может быть более серьезной, поскольку для них поменять инфраструктуру, сменив юрисдикцию, будет более затруднительно, в том числе из-за высокой стоимости такой замены».

Что касается пересмотра «инвесторских виз», то Алексеев считает, что по уже выданным визам решение пересматриваться не будет, за исключением самых одиозных случаев. А вот для тех, кто только собирался идти по этому пути, он окажется куда сложнее. Да и получение британского гражданства россиянами может сократиться до единичных случаев.

«Глобальная прачечная», отправление Скрипалей и общая направленность внешней политики России действительно делают российские капиталы все менее привлекательными для британских властей.

У Сергея Галицкого, например, уже не получится вложить деньги в Великобритании. Знаете почему? Кто купил его «Магнит»? ВТБ, государственный банк. Деньги получены от госудаства. Разговор окончен.

Дальше — жестче

Российскому бизнесу будет все труднее покупать недвижимость и открывать счета в Великобритании, считает наш анонимный источник. Причина — в уровне российской коррупции. «В России очень мало осталось бизнесменов, не связанных с государством, потому что государство все больше «расползается» по экономике, — говорит наш собеседник. — Российскому бизнесмену все сложнее доказать происхождение своего капитала вне связи с государством. Ты непрерывно участвуешь в тендерах? Конечно, ты связан с государством. Ведь то, что тендеры в России проводятся коррупционным способом, является секретом Полишинеля. Выходит, ты звено коррупционной цепочки, а значит, все, разговор окончен. Строишь дороги? Понятно. Строишь газопроводы? Понятно».

За пределами британского представления о норме могут оказаться даже те, кто строил бизнес классическим рыночным путем. «У Сергея Галицкого, например, уже не получится вложить деньги в Великобритании, — рассуждает наш собеседник. — Знаете почему? Кто купил его «Магнит»? ВТБ, государственный банк. Деньги получены от государства. Разговор окончен».

Банки и юридические фирмы, по-видимому, будут еще более ужесточать процедуру открытия счетов, принятия новых клиентов из России, предполагает Иннокентий Алексеев.

А что делать тем, кто уже перевел свои активы в Великобританию? «Многие крупные частные инвесторы, их семейные офисы и фонды приступили к реализации планов по переносу центров управления капиталом в альтернативные юрисдикции, например в Швейцарию, Монако или даже Австрию», — говорит Алексеев.

Российскому же капиталу, который проходит через Великобританию, используя ее финансовую и правовую системы (например, это касается операций на долговом рынке), придется привыкать к новым правилам игры. «Изменения в политике банков, финансовых управляющих и юридических фирм могут сделать этот процесс более дорогостоящим, усложнить комплаенс. Однако готовой альтернативы для российского бизнеса пока не существует, так что придется приспосабливаться к меняющимся условиям», — заключает Алексеев.

Милена БАХВАЛОВА,

Banki.ru




 Реклама  
 

__________________________

  
 
ORENFINANCE.RU
11263292
4847




© PRO-MEDIA 2008