Бизнес услуги

кадрыФИНАНС


Контактная информация:

Оренбург :: PRO-MEDIA

ул. Комсомольская, д. 32

+7(3532) 78-14-20
+7(3532) 78-38-13
8 922 5515555

sov_design@mail.ru

  Аналитика  

06.07.2018 :: Аналитика :: Жизнь напрокат

Как sharing economy повлияет на традиционный финансовый сектор?

Традиционные финансовые компании и банки опасность подстерегает вовсе не со стороны новомодного финтеха. С финтехом как раз компании и банки прекрасно справляются и ассимилируют лучшие его достижения. А вот в экономических отношениях происходит серьезный отход от правил, казавшихся незыблемыми много сотен лет.

Sharing economy или экономика совместного использования вещей зародилась на обломках мирового кризиса 2008 года, когда значительная часть людей в странах «золотого миллиарда» осталась без привычных доходов и без части сбережений. Не случайно одними из пионеров новой экономики стали в 2008 году скромные дизайнеры Брайан Чески и Джо Геббиа, основатели сервиса Airbnb. А теоретическую основу под sharing economy подвели в 2010 году Рэйчел Ботсман и Ру Роджерс. Кстати, сейчас компания Airbnb оценивается в $30 млрд. - дороже, чем сети отелей Hilton и Hyatt вместе взятые.

Sharing economy или экономика совместного использования вещей зародилась на обломках мирового кризиса 2008 года, когда значительная часть людей в странах «золотого миллиарда» осталась без привычных доходов и без части сбережений.

Конечно, сама концепция проката вещей существовала уже давно. Однако по-настоящему взрывной рост экономика невладения получила с массовым распространением новых технологий - смартфонов, планшетов, ноутбуков и проникновением интернет-сервисов практически в каждую семью. Причем речь идет не только о жителях западных стран – в большинстве развивающихся стран все это тоже стало доступным. В результате обмен товарами и услугами стал возможен в масштабах всего мира.

Оценки мирового объема sharing economy различными экспертами отличаются в разы. PricewaterhouseCoopers оценивает ее мировой объем в 28 млрд. евро. Специалисты китайского State Information Centre в 2016 году оценили оборот sharing economy Китая в $500 млрд., а в 2017 году – в $680 млрд.

Китай, кстати, один из мировых пионеров экономики невладения. Первый каршеринг–сервис по сдаче в аренду автомобилей - запущен в Китае еще в 2009 году. Популярность экономики невладения в Китае легко объяснить проживанием огромного числа людей в современных мегаполисах. Очевидно, именно это создает наилучшие условия для процветания экономики совместного использования вещей и услуг.

Оценки скорости роста sharing economy различаются. Но большинство специалистов прогнозируют рост экономики невладения на десятки процентов в год.

Часто считают, что экономикой невладения интересуются в основном молодежь, у которой нет средств на покупку собственного жилья и автомашины, а влезать в кабалу ипотеки и автокредита не хочется. Отчасти это так. Но зарубежные исследования показали, что основу нового типа экономики составляет не только молодежь. Как минимум половина – люди в возрасте 25-45 лет из числа среднего класса.

Не секрет, что доля среднего класса сегодня во всем мире сжимается. При этом люди из среднего класса обычно хорошо образованы, общительны и умеют неплохо распоряжаться своими финансами. А именно экономическая выгода и практическая целесообразность составляют тот фундамент, на котором сегодня растет sharing economy.

В России как и во всем мире sharing economy лучше всего развивается в мегаполисах, в первую очередь – Москве и Петербурге. По объемам бизнеса лидируют каршеринг – сервис аренды автомобиля и коворкинги - сервис аренды офисных площадей. Тут мы идем вслед за всем миром, а, значит, со временем увидим аналоги успешных мировых проектов – от аренды велосипедов и электросамокатов до аренды инструментов и туристического снаряжения.

Со временем экономика невладения будет все больше влиять на традиционную экономику, в том числе – на финансовый сектор.

Оценки мирового объема sharing economy различными экспертами отличаются в разы. PricewaterhouseCoopers оценивает ее мировой объем в 28 млрд. евро. Специалисты китайского State Information Centre в 2016 году оценили оборот sharing economy Китая в $500 млрд., а в 2017 году – в $680 млрд.

Например, страхование потеряет часть клиентов-собственников машин и жилья. При этом приобретет клиентов-арендодателей, клиентов-владельцев сервисов проката автомашин и дорогостоящих вещей, клиентов-путешественников, желающих застраховаться от несчастных случаев, клиентов добровольного медстрахования - ведь многие люди уже сегодня внимательнее относятся к своему здоровью.

Банки тоже смогут зарабатывать на адептах невладения, предоставив им дистанционные финансовые услуги по проведению платежей и управлению сбережениями. Ведь создание собственных сбережений станет очень важным делом для людей, которые при любых жизненных неурядицах вынуждены будут вносить ежемесячные платежи за аренду жилья и автомашин. Да и без оплаты крупных покупок и выплат по большим кредитам у сторонников экономики невладения будет оставаться больше денег на сбережения и инвестиции.

Ипотечные и автокредиты, которые представляют собой опору банковского бизнеса во всем мире, на которые сегодня молятся руководители крупнейших российских госбанков, с развитием sharing economy станут менее популярными.

Неплохо заработать на управлении сбережениями и консультациях клиентов смогут не только банки, но и финансовые компании. Например, на Западе уже существуют интересные проекты компаний, предлагающие коллективные инвестиции в недвижимость.

В собственности клиентов банков и финансовых компаний со временем станет гораздо меньше дорогостоящих вещей. При этом часть этих вещей перестанет быть мертвым вложением средств и начнет приносить доход. Я убежден, что любой рост экономической активности и мобильности граждан выгоден экономике страны в целом, а значит и финансовому сектору страны.

Тем более что новые технологии во всех их проявлениях от смартфонов, соцсетей и мессенджеров до такси без водителя и прочих ожидающих в недалеком будущем жителей мегаполисов приятных вещей как нельзя лучше вписываются в идеологию sharing economy.

В России как и во всем мире sharing economy лучше всего развивается в мегаполисах, в первую очередь – Москве и Петербурге. По объемам бизнеса лидируют каршеринг – сервис аренды автомобиля и коворкинги - сервис аренды офисных площадей.

Конечно, любопытно, за счет каких средств поклонники «жизни напрокат» будут оплачивать свои расходы в пожилом возрасте. Именно на эту проблему чаще всего указывают противники экономики невладения,  цитируя басню Крылова «Стрекоза и муравей». Ведь в старости уже не будет зарплаты, позволяющей легко платить за аренду квартиры или автомобиля.

Уже сейчас видится несколько решений этой проблемы. Вариант, при котором человек продолжает упорно работать до самой смерти, мы рассматривать не будем. Ведь есть другие, более привлекательные, решения.

Например, направлять часть денег, которые человек всю жизнь тратит на покупку и содержание жилья на создание личного пенсионного фонда. На большом промежутке времени трудно сделать даже приблизительные подсчеты, в каких случаях такая стратегия себя окупит, а в каких – нет. Ведь финансовый рынок не только в России, но и в мире за последние 30 лет часто и сильно лихорадит.

Но вероятность, что такая стратегия позволит при приближении к пенсионному возрасту купить свое жилье, на мой взгляд, очень велика. И тут для сторонников экономики невладения возникает несколько интересных вариантов кроме уже достаточно популярных на Западе коливингов – современных вариантов советских коммуналок, естественно, построенных на принципиально ином уровне и в разы более комфортных.

Можно переехать на пенсии из мегаполиса жить в небольшой городок или в сельскую местность. Стоимость не только аренды жилья, но и самого жилья в таких местах в разы ниже, чем в мегаполисах. Продукты значительно дешевле и качественнее, чем в крупных мегаполисах. Экология – значительно лучше.

Новые технологии во всех их проявлениях от смартфонов, соцсетей и мессенджеров до такси без водителя и прочих ожидающих в недалеком будущем жителей мегаполисов приятных вещей как нельзя лучше вписываются в идеологию sharing economy.

А можно переехать не только в другой город, в котором жизнь дешевле, но и в другую страну. Например, север Китая уже сегодня очень популярен у российских пенсионеров с Дальнего Востока. Там и жилье, и одежда, и продукты значительно дешевле, чем в России. При этом правительство Китая тратит огромные деньги на доведение инфраструктуры даже небольших городков до очень хорошего уровня.

На худой конец институт наследования в России пока работает, и при отсутствии сбережений можно воспользоваться жильем своих умерших родственников. Ведь приватизация жилья почти каждую российскую семью наделила своей, пусть и не самой комфортабельной квартирой.

Что касается автомобиля, то на пенсии в собственности он нужен значительно реже, чем в среднем возрасте. И если человек обходился без машины в годы максимальной трудовой активности, то на пенсии воспользоваться такси, прокатом или общественным транспортом не будет проблемой.

Конечно, сегодня нелегко предсказать, как sharing economy изменит образ жизни и финансовые отношения людей через 5-10 и более лет. Можно только предугадать самые основные варианты развития событий. Но в том, что изменения нас всех ждут достаточно серьезные, я лично не сомневаюсь.


Владислав Лейбов,

финансовый аналитик


 Реклама  
 

__________________________

  
 
ORENFINANCE.RU
11446458
465




© PRO-MEDIA 2008