Бизнес услуги

кадрыФИНАНС


Контактная информация:

Оренбург :: PRO-MEDIA

ул. Комсомольская, д. 32

+7(3532) 78-14-20
+7(3532) 78-38-13
8 922 5515555

sov_design@mail.ru

  Аналитика  

10.08.2018 :: Аналитика :: Не усугублять: как России реагировать на новые санкции

Реакция наших рынков на возможность введения США новых санкций развенчивает два главных российских мифа о санкциях: что мы адаптировались к ним и что они для нас безвредны. Что же нам делать?


Еще на прошлой неделе давний и убежденный противник нынешней российской власти сенатор-республиканец Линдси Грэм и трое его коллег, среди которых еще один многолетний непримиримый критик Кремля, сенатор-демократ Бенджамин Кардин, внесли в конгресс законопроект под названием «Акт по защите американской безопасности от агрессии Кремля — 2018».

Все авторы документа являются также последовательными противниками президента Трампа. Законопроект очевидным образом приурочен к предстоящим в США 6 ноября промежуточным выборам: в этот день американцы будут полностью переизбирать палату представителей (нижняя палата конгресса, аналог нашей Госдумы; в России, если кто не знает, парламент в нынешнем виде сильно похож именно на американскую модель), 35 из 100 сенаторов и 39 губернаторов. Американцы, по всем опросам, крайне слабо интересуются внешней политикой — внутренняя их традиционно заботит больше. По данным июльского опроса Gallup, тема «российского вмешательства в американские выборы» — а именно она сейчас становится главным хедлайнером новых идей по санкциям — волнует менее 1% населения Штатов.

Проблема в том, что критикам Трампа нечего ему предъявить в экономике. Американский ВВП во II квартале 2018 года показал рекордный рост за 13 лет — на 4,1% (нам бы такой), а безработица находится на рекордно низких отметках за последние годы. В такой ситуации остается только показать, что Трамп — «марионетка русских». И дополнительно наказать Россию.

Тем не менее почти неделю никакой реакции на законопроект Грэма и компании в России не было. Только массовый выход инвесторов из российских бумаг привел к тому, что рубль 8 августа обвалился до двухлетних минимумов, подбираясь в моменте к 67 рублям за доллар и к 77 — за евро.

Что же такого ужасного в предложениях конгрессменов? Пока самое страшное — требование запретить операции в США (и заморозить активы) семи российских банков, уже находящихся под санкциями, в том числе Сбербанка, ВТБ, Внешэкономбанка и Промсвязьбанка. Это предлагается сделать, юридически признав Россию страной — спонсором международного терроризма (вероятность того, что конгресс США поддержит этот пункт большинством голосов, не очень велика).

Если такое все же случится, это будет означать невозможность для крупнейших российских банков стандартных долларовых расчетов через корсчета в банках США. Кроме того, текст законопроекта содержит фактический запрет на операции с российским госдолгом со сроком обращения более двух недель — но в мягком варианте, только с новыми выпусками. Уже купленными российскими ОФЗ американские инвесторы могут распоряжаться свободно по собственному усмотрению. Кстати, предложение запретить операции с нашим госдолгом ранее уже выдвигалось американскими конгрессменами и было отвергнуто.

Главная концептуальная идея законопроекта — собрать все когда-либо вводившиеся отдельными актами антироссийские санкции в единый механизм. Для координации этого процесса в правительстве США предлагается ввести «санкционный координационный офис». Сейчас «политическая» часть санкций находится в ведении Госдепартамента, а экономическая — в ведении Минфина США. «Санкционный офис» предполагает координацию санкций с Евросоюзом, в том числе, по всей видимости, финансовых. То есть конгрессмены хотят создать что-то вроде отдельного департамента по санкциям против России в администрации США.

Кроме «депутатских страшилок» в отношении России, своими отметился Госдеп. Тут заявленная причина санкций — якобы причастность РФ к «делу Скрипалей», по которому пока нет официальных подозреваемых. С 22 августа официально вводится запрет на экспорт в Россию товаров, которые могут быть связаны с национальной безопасностью. Пока это касается электронных устройств и их компонентов, в том числе тех, которые используются в авиационной отрасли. При этом в Госдепе заявили, что если Россия в течение трех месяцев (то есть примерно до 1 декабря) не предоставит гарантий, что не будет использовать химическое оружие (не очень понятно, как это вообще можно гарантировать, чтобы поверили), не согласится на допуск международных инспекторов на свои объекты, где предположительно может производиться химическое оружие, то ее ожидает второй раунд санкций. В этом раунде речь пойдет о понижении уровня дипломатических отношений, запрете «Аэрофлоту» летать в США, а также о сокращении до минимума взаимной торговли. Пока же товарооборот между Россией и США, несмотря на войну санкций, продолжает расти. В частности, в 2017 году он увеличился почти на 16% по сравнению с 2016-м, хотя в абсолютном выражении составляет относительно небольшую сумму — 23,1 млрд долларов.

Как отвечать России на все эти санкции? Прежде всего, если США даже запретят долларовые расчеты через американские банки ведущим российским кредитным организациям, нам ни в коем случае нельзя запрещать и замораживать валютные вклады или каким-то образом ограничивать свободный обмен валюты. Если Россия решится на такие меры, то получит черный валютный рынок и отток средств населения из банков (причем не только валюты, но и рублей).

Вообще, нам давно пора отказаться от вульгарного применения принципа взаимности и пропорциональности, признав очевидное: страна с долей в мировом ВВП около 2% (Россия) не может сочинить сколько-нибудь эффективные экономические санкции против страны с долей в мировом ВВП порядка 24,5% (США). Мы можем относительно безболезненно для себя (но и для Штатов тоже) сократить до нуля присутствие в американских госбумагах. Искусственная насильственная дедолларизация российской экономики обернется против нас, а не против Америки. Искусственно ограничивать долю иностранных инвесторов в российских ОФЗ — тоже удар против российской, а не против американской экономики.

Главное, что должна делать Россия в ответ на любые экономические санкции США (и даже без них), — заниматься развитием собственной экономики, создавать выгодные условия для инвестиций и реэкспорта капитала хотя бы внутренним инвесторам. И конечно, наконец начать соразмерять политические амбиции с реальными экономическими возможностями. России удалось, хотя и большой ценой, добиться устойчиво низкой, по нашим меркам, инфляции. Удалось остановить падение экономики и перейти хотя бы к стагнации и небольшому экономическому росту. Хотя мы видим, что локальные обвалы рубля возможны, все-таки курсовая политика ЦБ вполне предсказуема — и это тоже достижение. У нас создан фундамент для экономических реформ. Но сами эти реформы гораздо важнее любых «контрсанкций».

При этом ставить для России задачу тотального самообеспечения или добровольной изоляции от мировой экономики — это путь в никуда. Эффективная, открытая, интегрированная в мировое хозяйство экономика, заточенная на социальные цели, без крена в милитаризацию — вот лучший ответ на любые антироссийские санкции. Чем выше будет уровень жизни россиян, чем быстрее будут расти российская экономика и доля России в мировом ВВП, тем сильнее станет наша страна. Санкции должны стимулировать нас не на попытки наказать ответными мерами тех, кого мы наказать все равно не сможем, а на собственное развитие. Не надо усугублять внешние ограничения внутренними. Чем больше мы будем думать о себе, заниматься собой и улучшать себя, свою страну, тем больше шансов, что рубль и фондовый рынок не будут обваливаться от любого чиха нескольких американских конгрессменов.




 Реклама  
 

__________________________

  
 
ORENFINANCE.RU
11765479
2660




© PRO-MEDIA 2008