Бизнес услуги

кадрыФИНАНС


Контактная информация:

Оренбург :: PRO-MEDIA

ул. Комсомольская, д. 32

+7(3532) 78-14-20
+7(3532) 78-38-13
8 922 5515555

sov_design@mail.ru

  Аналитика  

17.12.2018 :: Аналитика :: Неприличное слово на букву «б»

В России новая мода — банки начали заявлять о желании отказаться от слова «банк». Желание понятно. Непонятен смысл. Вы готовы отдать свои деньги «экосистеме», а потом жить с ней в любви и биоценозе?


У человечества есть отчасти дурацкая, отчасти забавная привычка определять «главное» или «самое модное слово» года. По этой же логике можно определять и «самое немодное». Угроза выйти из моды в 2019 году — по крайней мере, в России и в русском языке — неожиданно нависла над невинным (по крайней мере, до отзыва лицензии у конкретных его носителей) словом «банк».

…В 2019 году Тинькофф Банк планирует «избавиться» от слова «банк» в названии и стать финансовой организацией. Этим заявлением огорошил собравшихся основатель и председатель совета директоров Тинькофф Банка Олег Тиньков на новогоднем корпоративе. «Я не люблю слово «банк», оно слишком часто сейчас звучит. На самом деле мы никакой не банк, мы хотим вообще избавиться от этого слова в следующем году. Мы — финансовая организация, «Тинькофф.ру». Мы — онлайн-компания. И мы конкурируем с экосистемами, такими как «Яндекс» или Mail.Ru, Amazon и так далее. Мы никакой не банк, мы прежде всего онлайн-IT-компания», — объявил он со сцены.

Буквально через пару дней флешмоб «откажись от банка» подхватил сам Герман Греф. Сбербанк тоже рассматривает возможность убрать слово «банк» из своего названия. «Сбербанк — это скорее экосистема, нежели банк. В связи с этим рассматривается вопрос изменения названия кредитной организации». Об этом Греф рассказал журналистам, подводя итоги заседания наблюдательного совета Сбербанка.

Тинькофф Банк в принципе может отказаться от второго слова в названии достаточно безболезненно. Потому что там реальным брендом, мемом, «человеком и пароходом» является лично и единолично сам Олег Тиньков. К тому же он уже успел побывать и «пивом», и «пельменями». Когда человек занимается разными бизнесами и все они ассоциируются исключительно с его именем, менять названия и сферы деятельности можно легко.

Со Сбербанком дело обстоит куда сложнее. Когда вы на рынке и «всегда рядом» уже 177 лет, как-то странно менять название. Даже из чисто прагматических соображений — поколения людей как-то привыкли к этим буковкам на вывеске, даже после смены дизайна. Если вы не намерены сворачивать свой бизнес (а смерть Сбербанка, по крайней мере в наших нынешних реалиях, является синонимом гибели всей банковской системы), то зачем отказываться от названия? Тем более что само по себе слово «банк» в названии юридически никак не мешает вам быть хоть «маркетплейсом», хоть «экосистемой». И даже — как показывает новейшая история главных российских банков — владеть торговыми сетями или строить трамплины для прыжков на лыжах в Сочи.

Как известно, слово «банк» — итальянское. Италия эпохи Возрождения вообще сыграла важную роль в становлении финансовой системы в том виде, в каком мы ее знаем. Banco в переводе с итальянского значит «скамья» или «стол». То есть ничего специфически финансового в этом названии изначально нет. Просто на скамьях и столах итальянские средневековые менялы раскладывали свои монеты. Эта важнейшая по сей день функция финансовых учреждений — менять валюту — и дала название кредитным организациям, которые мы уже более 400 лет называем «банками». Благодаря этому нефинансовому слову мы сразу понимаем, чем они там в общих чертах занимаются. И не идем в банк покупать колбасу или билеты на футбол.

Вряд ли, говоря о желании отказаться или подумать над отказом от слова «банк», что Тиньков, что Греф хоть на секунду допускали возможность добровольного отказа от банковской лицензии. Понятно, что любой живой бизнес-организм меняется. Одни функции отмирают, другие появляются. Тот же Сбербанк открыто заявлял о желании и готовности взять на себя даже столь далекую от классического понимания банка задачу, как выдача гражданских паспортов. Понятно, что жизнь стремительно стирает границы между банками, финансово-технологическими компаниями, операторами связи. Но мы как потребители услуг все равно должны понимать, где что покупать. В том числе поэтому классическим банкам запрещено заниматься продажами потребительских товаров, а магазины одежды пока не выдают потребительские кредиты. Хотя банки в торговых центрах представлены широко, и взять кредит прямо во время шопинга — давно не вопрос.

У российской банковской системы много реальных проблем. Непонятные людям массовые блокировки счетов и невозможность быстро восстановить честное имя, если блокировка необоснованна. Рекорды просрочки по кредитам и миллионы людей, которые вообще не обслуживаются банками из-за проблем с судимостью или кредитными историями. Превращение банковской системы в государственного монстра, заглатывающего всё новые активы, и уверенное вымирание частных банков. Не говоря уже о растущей бедности, которая ограничивает возможности людей платить по кредитам, сберегать во вкладах и инвестировать в экономику. В такой ситуации убирать слово «банк» из названий даже менее уместно, чем внезапно всей страной придумывать имена уже вполне названным один раз аэропортам вместо строительства новых.

Пока же в целом наша экосистема под названием «Россия» больше всего смахивает на болото. В такой ситуации объявлять «именем цифровой революции» отжившим и неприличным слово «банк» — точно не способ сделать наше развитие динамичным, страну процветающей, а россиян более богатыми.




 Реклама  
 

__________________________

  
 
ORENFINANCE.RU
12450247
1507




© PRO-MEDIA 2008