Бизнес услуги

кадрыФИНАНС


Контактная информация:

Оренбург :: PRO-MEDIA

ул. Комсомольская, д. 32

+7(3532) 78-14-20
+7(3532) 78-38-13
8 922 5515555

sov_design@mail.ru

  Аналитика  

01.04.2019 :: Аналитика :: Лес рубят — щепки летят?

Спустя год после расширения действия закона о деловой репутации в Банке России задумались над новым расширением черных списков банкиров. Теперь туда попадут как минимум бывшие члены советов директоров, а саму финансовую организацию заставят следить за тем, кого она принимает на работу. Кроме того, действие закона хотят распространить и на рынок ценных бумаг.

В черный список Центробанка внесены более 7 тыс. финансистов. Только за прошлый год перечень лиц, кому запрещено занимать руководящие должности в финансовых организациях, увеличился более чем на 2 тыс. человек. Впрочем, точного количества, как и состава, никто, кроме ответственных сотрудников ЦБ, не знает. Списки секретные, и менеджеры узнают о том, что они находятся в этих списках, когда приходит отказ из ЦБ при согласовании назначения их на высшие руководящие должности.

Изначально институт провинившихся банкиров был задуман для борьбы с так называемыми «поджигателями», командами, перетекающими из банка в банк и использующими его структуру как инструмент для транзита и обналичивания денежных средств, а также с целью не допустить, чтобы те, кто развалил один банк, переходили в другой и продолжали свое черное дело. Таким управленцам даже придумали название — «серийные банкиры», по печальной аналогии. Случаев перетока таких банкиров с одного тонущего корабля на другой немало, и большинство из них на слуху.

Сейчас, если у банка отзывают лицензию, в опале уже оказываются даже те, кто по своему функционалу и ответственности далеко не всегда имел отношение к причинам отзыва лицензии. По мере превращения регулятора в мегарегулятор росли и рестрикции. Так, с 1 января 2018 года увеличен срок нахождения в черном списке до десяти лет, а также появилась опция пожизненного отстранения. Нужно понимать, что фактически речь идет о лишении права на профессию, поскольку в дальнейшем компании в большинстве случаев «зарубают» кандидатов из черных списков при проверке службой безопасности.

Попасть в опалу довольно легко, а вот обелить свое имя практически невозможно. Одним из достижений 2018 года ЦБ считает создание комиссии по реабилитации лиц, попавших в черные списки. По данным регулятора, комиссия, которая рассматривает жалобы банкиров и руководителей финансовых организаций, которые попали в черные списки, в прошлом году получила 225 обращений, но всего 77 финансистов были реабилитированы. Причина столь незначительного количества обращений кроется все в том же формальном подходе комиссии к весьма серьезным и деликатным вопросам. Отказы штампуются как под копирку, абзацы перекидываются из письма в письмо, порой без смысла и согласованности между собой, а вершители судеб — представители мегарегулятора.

При этом последние заявления ЦБ вызывают лишь новые опасения. Сергей Швецов, первый зампред Банка России, сообщил, что в скором времени в списки попадут бывшие члены советов директоров финансовых организаций, и дал понять, что все руководители тем или иным образом должны нести ответственность, если через организацию проводятся незаконные сделки. Однако теперь механизм наказания регулятор предлагает сделать другой и возложить применение закона на сами компании. Швецов заявил, что ЦБ не обязательно будет контролировать и согласовывать новые должности — речь о том, чтобы сама финансовая организация внутри своего комплаенса следила за тем, чтобы не назначать «черных» банкиров на как минимум руководящие должности. Кроме того, действие закона о деловой репутации расширят на новые сектора, туда попадут профессиональные участники рынка ценных бумаг и, не исключено, другие финансовые компании. Если регулятор на самом деле отдаст формирование списков на откуп самим компаниям, то это есть не что иное, как перекладывание ответственности, и нам грозит повторение ситуации с черными списками банковских клиентов. Вероятность, что, обжегшись на молоке, ответственные службы будут дуть на воду, опасаясь регуляторных действий, велика, а значит, количество отказов в найме профессиональным сотрудникам будет расти.

Удивительно, но среди инициатив нет ни слова о реформировании процессов составления черных списков и реабилитации. Вдвойне вызывает удивление, что ЦБ, открыто ратующий за развитие института независимых директоров в корпоративном управлении, сам этим независимым мнением при решении судеб людей откровенно пренебрегает. Такого рода решения должны принимать либо судебные инстанции, либо комиссии, в состав которых должны входить независимые эксперты из различных общественных организаций, являющихся омбудсменами бизнеса. Причем число независимых членов должно превалировать над зависимыми.

Как будут применяться новые нормы от Банка России, можно только гадать. Швецов пообещал прежде провести серию консультаций на эту тему с сообществом, учесть предложения, выслушать аргументы. Надеемся (в который раз), что новые правила будут создавать условия, а не ставить новые ограничения, коэффициент полезного действия которых невелик. Наконец, в Банке России так ничего и не сообщили, что они намерены делать с теми, кто без вины виноват, с теми, кто попал под каток, но не был причастен к нарушениям. Обращаться в комиссию и иметь всего 30-процентные шансы реабилитироваться?

Отлучать от банковской и финансовой деятельности недобросовестных финансистов, конечно же, надо. С этим странно было бы спорить. Практика репутационных запретов на профессию — общемировая, и это тоже понятно. Но презумпция невиновности должна лежать в основе и принципов составления таких списков и, главное, возможности выхода из них. Иначе с рынка принудительно удаляются профессионалы, в силу обстоятельств оказавшиеся в проблемных банках, хотя и никак не повлиявшие на их финсостояние.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции



Константин Воробьев
частный инвестор, эксперт по финансовым рынкам



 Реклама  
 

__________________________

  
 
ORENFINANCE.RU
12236853
479




© PRO-MEDIA 2008