Бизнес услуги

кадрыФИНАНС


Контактная информация:

Оренбург :: PRO-MEDIA

ул. Комсомольская, д. 32

+7(3532) 78-14-20
+7(3532) 78-38-13
8 922 5515555

sov_design@mail.ru

  Аналитика  

11.06.2019 :: Аналитика :: Когнитивный диссонанс

Петербургский международный экономический форум своё место под солнцем завоевал – это надо признать. Давос – не Давос, но, пожалуй, в каких-то моментах и покруче будет.

Не потому, что кругом белые ночи, архитектурные красоты и золотой Aurus – хотя и это свою роль играет. Но главное – интересно. И в основном про Россию. Что интересно вдвойне.

Судя по представительству на ПМЭФ-2019, слухи об изоляции России, мягко говоря, преувеличены. Полагаю, для приверженцев этой идеи стали сюрпризом рекорды ПМЭФ-2019: 19000 участников из 145 стран (причём второй по численности после китайской стала делегация США – 502 человека), и на три с лишним триллиона заключённых контрактов (причём речь только об открытой части).

А уж насчёт почётных гостей и говорить нечего. Председателя Си Цзиньпина участники пленарной сессии 6 июня едва со сцены не смели – так народу хотелось сделать селфи с китайским руководителем… Российского президента Владимира Путина от этой напасти спасла девушка-модератор, продолжавшая задавать ему вопросы и после окончания сессии. Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш наблюдал за всем с улыбкой… Вообще сессия эта, как и ожидалось, была самой интересной. И в чём-то неожиданной.

Но я забежала вперёд. Потому что начать хотелось с другой сессии – экономической, под многообещающим названием «Российская экономика в поисках стимулов роста». Ну как не послушать? Тем более, что стимулы искал просто весь цвет экономической мысли: министр финансов Антон Силуанов, министр экономического развития Максим Орешкин, председатель Центробанка Эльвира Набиуллина и начальник Счётной палаты Алексей Кудрин.

Не то чтобы я ждала откровений, но всё-таки надеялась услышать что-то новенькое и конкретное – надо полагать, готовились всё-таки к экономическому-то форуму, думали, прикидывали…

Из относительно новенького был очередной прогноз Алексея Кудрина, уверенного, что в этом году экономический рост в России не достигнет и 1%, а «потенциал роста в ближайшие годы – 2% и ниже». Так что, по мнению экс-министра финансов, взять планку мирового роста ВВП нам не удастся. А не то, чтобы превзойти, как планировалось. Все это Алексей Леонидович говорил с уместной грустью на лице и упирал на «структурные меры и укрепление институтов», в первую очередь – судебного.

Нынешний министр финансов Антон Силуанов констатировал полупроцентный рост в 1-м квартале и объяснил столь скромный показатель, во-первых, тем, что сказались «изменения, в том числе и налоговые», а во-вторых, тем, что «мы же только начинаем раскручивать этот маховик». Тут меня постиг некий когнитивный диссонанс. Стесняюсь спросить: а раньше чего делали? С выборов уже второй год пошёл. А с прошлых выборов и серии майских указов – так вообще восьмой.

На мой невысказанный вопрос ответил Максим Орешкин, двумя цифрами доказавший, что я и прочие злопыхатели ничего в этой жизни не понимаем. Вот, говорит, в 2014 году нам требовалась нефть по $110 за бочку, а сейчас бюджет верстается из $40 – и ничего! Ни одна страна в мире подобной трансформации не выдержала бы, считает министр. Опять же ЦБ осуществил «имплементацию инфляционного таргетирования и ряд других мер».

И председатель ЦБ тоже уверена, что всё её ведомство делает правильно, а вот смягчение денежно-кредитной политики никому в других странах на пользу не пошло, значит, нам и пытаться не надо, пускай она остаётся «умеренно-жёсткой». И вообще, нечего копировать «методы других стран, которые применяются в совершенно других условиях». То есть, Базель 3 навязывать – это полезно, а смягчать ДКП – никак нельзя. Правда, в конце Эльвира Сахипзадовна вроде как сменила гнев на милость и намекнула, что, возможно, подумает о снижении ключевой ставки.

Надо ли говорить, что в течение всей сессии в президиуме витала сакраментальная фраза о структурных реформах? Не надо? Ну, спасибо вам. Хотя справедливости ради замечу, что Антон Силуанов попытался-таки объяснить, что он под структурными реформами понимает. Оказывается, национальные проекты. Мысль, конечно, интересная…

В общем, честно признаюсь: поприсутствовав виртуально на экономической сессии, я и расстроилась, и разозлилась. Понимаю, в Питере тоже жарко, время утреннее, но такое отсутствие хоть какой-нибудь позитивной энергетики в финансово-экономическом блоке несколько напрягает.

…Кстати, хочу сказать спасибо телевидению. Если бы не самоотверженная и чрезвычайно

энергичная работа коллег, не услышать бы мне и половины того, что происходило на форуме. И тебе Валдайский клуб, и российско-китайский энергетический форум, и куча интервью. Конечно, кое-что осталось за кадром: заключение контрактов, хотя информация post factum и приходила.

С утра телевизионщики держали интригу, обещая выступление Путина через три, два, потом полтора часа – научились… Так что к телевизору я подсела уже в напряжённом ожидании. И не зря, скажу я вам. Сразу после выступления журналисты назвали его «петербургской мюнхенской речью» – но, пожалуй, та речь двенадцатилетней давности была всё-таки помягче. На этот раз российский президент назвал всё своими именами. Впрочем, и объективная информация этому способствовала.

С вашего позволения, в большую политику не полезу – хотя ей и была посвящена добрая половина выступления Путина, мы с вами говорим об экономике. Так вот, с экономикой – не очень. Причём – с мировой. Во всяком случае, буквально в утро, когда открывался ПМЭФ, Всемирный банк выдал очередной прогноз на 2019 год, снизив возможные темпы роста мировой экономики с 2,9 до 2,6%. Казалось бы, три десятые, какая ерунда. Увы, в планетарном масштабе – это весьма небезобидное снижение. О причинах и проблемах президент говорил достаточно подробно (если не слышали – почитайте, полезная информация к размышлению), но если попытаться выразить суть одним словом, то – «доигрались».

И в самом деле, такое впечатление, что в последние 10-20 лет из списка человеческих ценностей постепенно выпало и растворилось понятие ответственности как таковой – идёт ли речь о «цветных» революциях, экономических диверсиях, рестрикциях или пресловутой толерантности. Этакий «реализм без берегов», который Роже Гаради и в страшном сне не привиделся бы.

Уж, казалось бы, такой обусловленный процесс, как глобализация (ни закидывайте меня гнилыми помидорами: глобализация – естественный этап мирового экономического развития), и тот принял донельзя извращённые формы. Учёные умы предлагают разные причины этой метаморфозы. Что до меня, так я такой причиной считаю экономический перевёртыш – когда финансовая система из обслуживающей сферы превращается в некую основу, а деньги, утратив своё первоначальное значение как средства обмена, начинают добываться из воздуха.

Но оставим в покое парадоксы печатного станка и вернёмся к родной экономике, которой надо не просто выживать в агрессивной среде, но развиваться – причём опережающими темпами, иначе нам и не выжить.

В изложении президента программа развития российской экономики выглядит довольно стройно – планы, изложенные в майском указе, постепенно обретают конкретное содержание. Видно, что не напрасны бесконечные поездки Путина по городам и весям – он «в курсе». И прекрасно понимает, что ставку, о какой бы отрасли ни шла речь, нужно делать на технологии. Или, как он выразился, на «форсированное технологические развитие». Вот только не надо рвать на себе тельняшку и рассказывать, что мы, мол, в этой сфере отстали навсегда. Хватает у нас и мозгов, и ресурсов, и даже опыт есть. Не стану снова приводить в пример наше супероружие, возьму совсем мирную сферу – банковскую, где цифровая трансформация началась ещё до того, как поступило «указание сверху». И идёт, кстати, полным ходом – во всяком случае, у того же Сбербанка или Тинькофф Банка. К сожалению, в прессе об этом мало рассказывают, предпочитая криминал или громкие разводы… Ну, тогда хоть курчатовского Ковальчука послушайте – человек, что называется, «в теме».

Тогда чего же нам не хватает, гражданам самой богатой территорией и разнообразными ресурсами страны в мире? С таким-то потенциалом – и один процент роста? Отсылаю вас к экономической сессии, где о перспективах России говорили именно те, кто отвечает за рост. Понимаю, что нынче руководителей финансово-экономического блока не ругает лишь ленивый. Тем не менее, позволю себе удивиться: как это так получается, что в нём царит столь благостная атмосфера? Посмотрите запись сессии: где там хоть какой-нибудь намёк на тот самый рывок, который нам надо сделать? Возможно, я ошибаюсь, но мне бросилось в глаза полное довольство выступающих собой и ситуацией, которую они вроде бы должны сдвинуть. А зачем? Им и так хорошо, а на любой критический выпад у них найдётся куча аргументов в пользу того, что они всё делают правильно: и повышают налоги – так ведь для укрепления бюджета, и держат высокую ключевую ставку – иначе скакнёт инфляция, и долго раскачиваются – потому что «непростая работа», как отметил Силуанов. Кто ж спорит? Конечно, непростая. Можно подумать, в России (Китае, США, Евросоюзе – нужное подчеркнуть) ускорение экономического роста происходит само собой.

Так вот, о когнитивном диссонансе. Казалось бы, всё есть для того, чтобы совершить прорыв. Острая необходимость – без преувеличения «вопрос жизни и смерти». Политическая воля. Желание большинства людей выйти наконец из болотистой местности между рецессией и стагнацией. Деньги есть, в конце концов, – может, и не немереные, но солидные, и с перспективой приращения. Не хватает самой малости – энергии в стане тех, кому поручено организовать и стимулировать прорыв. Похоже, их волнует что-то совсем другое…

Я же говорю: когнитивный диссонанс.



Людмила Коваленко,

шеф-редактор проекта «Банки и деловой мир»

Finversia / Финверсия


 Реклама  
 

__________________________

  
 
ORENFINANCE.RU
12855143
3070




© PRO-MEDIA 2008