Бизнес услуги

кадрыФИНАНС


Контактная информация:

Оренбург :: PRO-MEDIA

ул. Комсомольская, д. 32

+7(3532) 78-14-20
+7(3532) 78-38-13
8 922 5515555

sov_design@mail.ru

  Аналитика  

17.04.2020 :: Аналитика :: Жизнь после изоляции: будет ли жесткая расплата?

В свете вынужденных каникул и закрытия границ помимо объективных проблем бизнеса, связанных с по факту полностью нивелировавшимся спросом и остановкой основных мировых экономик, возникает ряд юридических коллизий, которые встанут в полный рост, когда ограничительные меры будут сняты.

Бизнес и люди, его контролирующие, столкнулись с крайне редкой и более чем противоречивой ситуацией. Сейчас нужно снизить расходы, ограничить работу бэк-офисов, по возможности сохранить персонал — работать-то запретили — и организовать удаленный доступ для ключевых сотрудников... другими словами, выжить. Однако, ко всему прочему, нужно помнить о соблюдении различного рода нормативных предписаний и не нарушать сроки предоставления отчетности.

Налоговые льготы пока только обещаются, но как они будут реализованы на практике, пока никто не знает. Однако помимо этих достаточно банальных проблем есть и другие, специфические.

Например, человек планировал по итогам 2020 года стать налоговым нерезидентом и не платить налоги в РФ со своих доходов, полученных по всему миру в 2020-м (в силу прямого указания закона). По закону он должен провести более 183 дней за пределами России. Как ему это сделать — совершенно непонятно, границы-то закрыты.

А если он планировал освободиться от уплаты налогов с доходов от своих КИК, потому что нашел более привлекательную юрисдикцию? Перестроить бизнес-процессы и финансовые потоки и в «мирное»-то время довольно сложно, но, предположим, он был к этому готов. Однако сейчас во многих государствах госорганы работают или с ограничениями, или вообще не работают, сервисные юридические, бухгалтерские и аудиторские фирмы тоже. Какие-либо корпоративные или финансовые решения принять невозможно. По итогам 2020 года придется платить в России и личные налоги, и налоги с прибыли КИК (если, конечно, они есть в принципе и превышают 10 млн рублей). Где взять эти деньги? Только из собственного кармана.

Впрочем, эта ситуация не так уж неприятна: придется заплатить налоги в РФ по итогам 2020 года. А вот люди, которые планировали быть валютными нерезидентами (напомню, валютное нерезидентство и налоговое нерезидентство — это разные понятия), на законных основаниях не выполнять требования валютного законодательства РФ и уже в январе — феврале 2020 года совершали какие-либо операции по своим иностранным счетам или не декларировали их открытие или закрытие, так как планировали предоставлять иную отчетность по ним, сейчас могут оказаться в весьма неприятной ситуации. Внутри календарного года совершение валютных операций и сопутствующие валютные риски — это риски конкретного гражданина. Соответственно, если по каким-то причинам он не стал валютным нерезидентом (не выполнил критерий более 183 дней), то возникающие риски — это полностью его ответственность. С большой долей вероятности он может понести юридическую ответственность, которая измеряется для физических лиц тысячами рублей, а для юридических — сотнями тысяч. А в некоторых случаях для тех и для других ответственность может доходить до 100% от суммы операции. При этом они не совершали ничего противозаконного.

Предоставление налоговой декларации по доходам физического лица за 2019 год для тех, кто еще не сделал этого в январе — феврале 2020-го, — это уже совсем неприятная история. С тем, чтобы запрашивать и получать подтверждающие документы и предоставить декларации по доходам физического лица за 2019 год, проблемы будут у всех — госорганы регистрируют только смерти и до конца апреля вряд ли будут работать в прежнем режиме. Хорошо, что сроки были сдвинуты на три месяца, но проблемы в общей массе остались. Да и как быть декларантам, которые застряли где-то в других странах и не могут вернуться?

Наконец, налоговая жизнь предприятий непрерывного цикла, которые нельзя остановить, тоже резко осложняется. Совершение некрупных нарушений (в основном технического характера), за которые предусмотрен штраф, — дело обычное, и, чтобы его избежать, многим компаниям приходится нанимать дополнительных бухгалтеров или бухгалтерские компании. А что делать сейчас, когда денег на них нет и часть бухгалтеров приходится отправлять в неоплачиваемый отпуск?

По большому счету все эти проблемы можно было бы решить, если бы сложившаяся ситуация была всеми государственными органами признана форс-мажором. Если бы было введено чрезвычайное положение — так бы оно и было. Правда, от разрыва контрактов и «обнуления» обязательств бизнес проиграл бы больше. Будет ли текущая ситуация признана контролирующими органами форс-мажором — большой вопрос. С точки зрения закона, как ни парадоксально это звучит, форс-мажором она не является. Как ее расценивать, остается всецело на усмотрение контролирующих органов. Какое решение они примут — неясно, остается лишь надеяться, что в каждом конкретном случае ситуация будет трактоваться максимально в пользу бизнеса.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции


Егор Разбицкий
начальник юридического департамента ГК RONIN Partners

banki.ru


 Реклама  
 

__________________________

  
 
ORENFINANCE.RU
14176796
3366




© PRO-MEDIA 2008