Бизнес услуги

кадрыФИНАНС


Контактная информация:

Оренбург :: PRO-MEDIA

ул. Комсомольская, д. 32

+7(3532) 78-14-20
+7(3532) 78-38-13
8 922 5515555

sov_design@mail.ru

  Технология бизнеса  

19.09.2018 :: Технология бизнеса :: Как языковая школа в Санкт-Петербурге преодолевает трудные времена

Переводчице и преподавателю английского языка Валерии Тузовой открыть языковую школу посоветовали студенты. За пять лет школа «На одном языке» обросла лояльными учениками, запустила городской детский лагерь, расширила штат и сменила несколько локаций в Санкт-Петербурге, но пока не достигла стабильной выручки, большого потока клиентов и отлаженного продвижения.

Недавно школа получила лицензию Комитета по образованию, которая даст ей право осенью запустить корпоративное обучение.

Валерия Тузова, основательница и руководитель школы «На одном языке», рассказала Контур.Журналу, почему важно обращаться за помощью к бизнес-наставнику, как переезд в спальный район улучшил положение школы и зачем нужно воспитать в себе хорошего руководителя.

Старт

Я училась устному и письменному переводу в СПБГУ на филологическом факультете и методике преподавания в Российском педагогическом университете им. Герцена на факультете иностранных языков. Достигла определенных успехов как переводчик и преподаватель английского языка — переводила для высших делегаций и министра обороны, готовила студентов-переводчиков на факультете лингвистики в СПБГУЭФ (бывший «ФинЭк»).

В какой-то момент мои студенты в один голос стали предлагать мне открыть свое дело, говорили, что видят во мне и в моих самобытных занятиях большой потенциал. Я сочетаю перевод с русского на английский с коммуникационным методом, при котором преподаватель общается со студентами только на иностранном языке, — такой подход позволяет достичь наилучших результатов в обучении.

У меня хорошо получается работать в группе со студентами — ставить их в пары, вовлекать в беседу, подбирать задания. Я прошла курс CELTA, который дает возможность преподавать английский в любой точке мира на разных уровнях и взрослым, и подросткам, вести корпоративное обучение. Также получила сертификат CELTA for young learners по преподаванию детям.

Полностью преподавать по инструкции мне не нравится — это превращает работу в конвейер. Чтобы посмотреть, как обучение на курсе CELTA for young learners повлияло на то, что я делаю, в этом году я специально взяла себе учеников 3-х и 5-ти лет. Оказалось, что коммуникативная методика эффективна, если ее немного усовершенствовать, поэтому я адаптирую все методы обучения под себя.

Сейчас в преподавании время экспериментов. CELTA очень популярна и позволяет сравнить то, как преподаешь ты, с тем, как можно преподавать. У коммуникационной методики появляются конкуренты. Она была придумана в то время, когда эмигранты массово приезжали в США и Великобританию. Позже британцы закрепили за собой метод, основанный на том, чтобы во время обучения не говорить ни слова на родном языке, и доработали его до кембриджской системы преподавания английского языка по всему миру. Если разнообразить эту методику различными наработками, — начиная с так называемого «лексического подхода», основоположником которого был Майкл Льюис, и заканчивая вкраплениями заданий на устный перевод с родного языка на изучаемый с целью более глубинного «проживания и закрепления» пройденного материала, — эффект будет значительнее.

Время для преподавания сейчас отличное — много наглядных пособий, карточек, песен. Можно экспериментировать, смотреть, что хуже и лучше работает, и творчески подходить к процессу.

Мне нравится развивать школу как единый организм — работать со студентами и с коллегами, профессионально развиваться.

Поначалу мне было страшно заявить о себе. От слов к делу я перешла за два-три месяца, периодически буквально заставляла себя действовать, чтобы справиться со страхом. Открыть ИП и организовать занятия мне помогали студенты. Мы запустили школу в ноябре 2013 года, думая, что мир сразу будет покорен, но оказалось, что реальность требует от нас большего количества цифр и нас никто особенно не ждет.

Ошибки

Сначала мы арендовали комнату 13,5 кв. м в бизнес-центре у метро «Петроградская». В то время школа называлась Interaction — никто не выговаривал это название, но я была убеждена, что оно отражает нашу миссию. Сюда к нам приходили учиться друзья и знакомые. Мы купили только стол, стулья, доску с маркерами и несколько учебников.

Позже мы выросли из этой школы и нашли новый офис недалеко от цирка. Было сложно платить за аренду, но возникли и другие проблемы — контрольно-пропускной пункт в старинном здании создавал неприятную атмосферу, и студенты перестали к нам приходить, несмотря на огромную лестницу и потолки XIX века. Кроме того, мы не могли повесить вывеску.

Я уехала в командировку, чтобы накопить денег и открыть еще одну площадку. Наконец, на Фонтанке, в двух домах от Невского проспекта, у нас появилось самостоятельное помещение — два кабинета и свой холл. Мне очень хотелось там остаться, но нам, совсем не известной на тот момент школе, стало сложно конкурировать с другими школами в центре.

С моим первым администратором Александрой мы работали над продвижением, но делали ошибки — к нам шли знакомые и люди, которые живут недалеко, но большого потока так и не появилось из-за того, что центр практически вымер и превратился в офисное пространство. Мы с трудом набирали дневные группы, помещение долго простаивало. Мне хотелось, чтобы школа была душевной и профессиональной, хорошо проработанной, но из-за слабой рекламы о нас не успевали узнавать.

Я неправильно планировала бюджет. Вложив примерно 300 000 руб. в запуск школы, я не учла некоторые мелочи, например, покупку учебников, и мы до сих пор не можем отрегулировать этот процесс. Мне пришлось докупить технику — например, телевизор, вложиться в ремонт на Фонтанке, откуда нам пришлось уехать.

Как преподавателю мне важно было выстроить структуру занятий, организовать мастер-классы, но как предприниматель я не учитывала, сколько мы потратим, как продвигаться, какое количество людей нужно привлечь, почему рекламу нужно дать сейчас, а не потом.

Работа с подчиненными до сих пор остается моей зоной роста — я забываю контролировать выполнение заданий. Раньше некоторые сотрудники считали меня наивной девочкой, из которой можно вить веревки. Было время, когда мне приходилось себя отстаивать перед администраторами и настраивать их на работу.

Улучшить ситуацию помог бизнес-наставник и Фонд поддержки молодежного предпринимательства «Агат» — в 2014 году я стала их участницей. Мне дали кредит на сумму 400 000 руб. под низкий процент (8,5% годовых), и я купила необходимую оргтехнику, столы, стулья, часть средств ушла на создание сайта и продвижение. Сейчас кажется, что продержаться было несложно, но в то время без их поддержки мы бы закрылись.

Наставник меняет твое представление о бизнес-процессах: учит считать деньги, планировать, делегировать задачи и доверять сотрудникам. В целом малое предпринимательство, как сфера деятельности, расширяет кругозор и обогащает, учит выходить из сложных ситуаций, принимать неприятные решения, брать ответственность за себя и других людей, рассчитывать, стратегически мыслить.

Финансы

Ценообразование — самый болезненный вопрос для меня. Восемь занятий в группе по английскому у нас стоят 5500 руб. — это средняя цена по городу. В зависимости от наполняемости групп мы меняем стоимость: для группы из двух и трех человек она отличается. Можно оплатить одно занятие, месяц, полгода и год. Человеку, который давно к нам ходил и оплачивал полгода сразу, мы делаем скидку.

Далеко не все могут оплатить сразу полгода или год, и это ставит нас в тяжелое финансовое положение. Часто мы набираем группу из трех человек, и она распадается — один уезжает, другой переезжает, третий временно в командировке, но после нее его надо доучивать. Даже если в группе остается один ученик, я все равно не сокращаю зарплату преподавателю и продолжаю платить ему в полном объеме. В редких случаях, когда совсем не справляемся, мы возвращаем деньги последнему ученику в группе и закрываем ее. Однажды нас уговаривали снизить цену, потому что понимали, что мы не сможем найти других учеников и тогда группы не будет вообще, но мы настояли на своей цене, потому что принципиально не торгуемся.

Пока нам не удается много заработать, мы ежедневно сталкиваемся с трудностями. Часто возникают непредвиденные расходы, например, на согласование или ремонт вывески, преподаватели не всегда готовы брать какую-то группу, летом сложно набрать учеников. Тем не менее видно, что дело идет, студенты довольны. О нашем лагере, который впервые был запущен в июне 2017 года, очень хорошие отзывы, детям в нем нравится. У нас уже есть постоянные участники, которые были в нашем лагере во время летних, осенних и весенних каникул.

После того, как я съездила на повышение квалификации в Москву и увидела, как в одной известной московской языковой школе организован лагерь, мне захотелось перенять этот опыт, при этом добавив в наш лагерь больше творческих элементов и прогулок на свежем воздухе. Даже посещение контактного зоопарка нам удалось связать с основной тематикой — языками, и дети прослушали там экскурсию по теме «Языки животных».

В дни детского языкового лагеря ребята очень много общаются на английском языке, изучают китайский или японский, посещают мастер-классы по живописи, лепке, изготовлению поделок, которые тоже проходят на английском языке. В среднем одна группа лагеря — это до 9-10 детей.

Конкуренция

Нам приходится конкурировать и с репетиторами, и с онлайн-школами, и с крупными офлайн-сетями. Известные школы, такие как EF English First и Alibra School, делают упор на рекламу и набирают себе огромный поток студентов — люди готовы идти в те школы, которые на слуху. Чтобы развить школу, нужно изучать рынок. Сложно сказать, что он перенасыщен, — даже у нашей маленькой школы есть костяк учеников.

Недавно мы переехали в спальный Приморский район и открыли там три кабинета, у нас появились постоянные клиенты. Я приятно удивилась и поняла, что смена локации на этот раз оказалась удачной.

Мы уже конкурентоспособны — периодически к нам приходят из сетевых школ, я понимаю, что останавливаться уже нельзя: нужно постоянно продвигать сайт и группу во «ВКонтакте», просить администраторов внимательно отвечать на звонки и заявки на сайте.

Мы пробуем разные инструменты продвижения, но часто делаем ошибки и не можем вернуть свои вложения. Так, например, вкладываем бюджет на размещение поста в малопосещаемой группе во «ВКонтакте» или, например, на разработку, печать и распространение листовок — инструмент, который все больше и больше уходит в прошлое, так как не приводит клиента, по крайней мере в нашей достаточно конкурентной сфере. Иногда думаешь, что надо было потратить деньги на что-то другое, но ты это уже упустил.

В совокупности все работает хорошо — у 2ГИС на платной основе неплохая реклама, но пока мы не доросли до них, потому что у нас недоработаны сайт, Instagram и группа во «ВКонтакте» так, чтобы наша реклама выстреливала в 2ГИС.

Наиболее эффективно сейчас, помимо сарафанного радио, которое развивается медленно, работает SEO-продвижение сайта. Хороший дополнительный инструмент — участие в выставках и фестивалях. Нам удалось неоднократно поучаствовать в проводившемся на территории Петропавловской крепости Морском фестивале, одним из организаторов которого являлся наставник Фонда «Агат», в фестивале «Путешествие», а также в выставке «Семейные традиции» в ТРК «Питерлэнд», в детском фестивале Junior Expo в ТРЦ «Гулливер».

Найти своего ученика могут разные школы и методы преподавания — кто-то ищет самую дешевую школу, кто-то экономит время, выбирая онлайн-обучение, кто-то любит отслеживать свой прогресс и прогресс одноклассников. Нашим постоянным ученикам нравится атмосфера школы, доброжелательность, в городе нас знают благодаря языковому летнему лагерю для детей. Мы пробуждаем интерес к языку, позволяем человеку раскрыться, принимаем учеников с разными запросами, включая трудных подростков. Можно было бы просто открыть школу и готовить людей к ЕГЭ, но наши задачи шире.

За пять лет у нас стало больше групп, разных направлений и языков. Мы всегда старались отвечать запросам наших потенциальных клиентов. Недавно мы получили лицензию и теперь можем официально вести образовательную деятельность для детей и взрослых.  Благодаря ее наличию в сентябре мы сможем запустить корпоративное обучение. Чтобы стать обладателем лицензии, необходимо пройти ряд формальностей, в частности, получить разрешение от Санэпиднадзора. Единственный совет, который можно дать тем, кто соберется это делать, — это не сдаваться, несмотря ни на что, изучать вопрос и постепенно собирать все необходимые документы. 

Позже мы попробуем поработать в другом районе и откроем еще один филиал в центре Петербурга. У нас есть опыт работы в центре города, и мы всегда сможем арендовать небольшое помещение в бизнес-центре. Пока я продолжаю работать переводчиком, но мне бы хотелось развить школу настолько, чтобы можно было сконцентрироваться только на ней — я люблю преподавать сама и мне нравится руководить.

Я делаю серьезные ставки на этот учебный год. Мы запустим корпоративное обучение, которое не привязано к конкретному месту и не обусловлено временными границами — учебным годом, будем приглашать своих преподавателей на территорию заказчика. У нас уже есть потенциальные корпоративные клиенты, но пока рано называть имена компаний, с которыми мы планируем взаимодействовать. 

Тенденции

Все более популярным становится преподавание отдельных дисциплин на иностранных языках. Например, мы проводим мастер-класс по изготовлению бомбочек для ванны на английском языке. Особенность таких занятий в том, что пока ученик что-то делает руками, преподаватель несколько раз повторяет одни и те же слова и выражения, и они легко запоминаются.

Популярны разговорные и киноклубы, в которых ученики с уровнем языка Pre-Intermediate играют в мафию и Alias, смотрят фильмы — кому-то при этом нужен глубокий анализ, кому-то развлекательный формат. В зависимости от требований мы привлекаем разных преподавателей.

Мы устраивали литературные чтения и литературоведческие занятия по английскому, приглашали известного филолога-американиста и специалиста по Уильяму Фолкнеру Ивана Делазари. Это был наш совместный проект с магазином иностранной литературы «Англия». Эта ниша неприбыльна, но повышает нашу узнаваемость. На подобные мастер-классы приходят не только наши ученики, но и те, кому нравится конкретный оратор или конкретная проблематика.

Наиболее популярный язык — английский. Также популярны испанский и китайский. У меня есть целый штат китайских преподавателей-носителей языка, которые учат здесь русский и по гранту приехали в Россию преподавать свой родной язык. Японский также популярен, и отношение к нему очень трепетное. Иногда интересуются итальянским и русским как иностранным. Французский и финский спрашивают реже, но все равно финский в Санкт-Петербурге по-прежнему любят, и на него есть запрос.

Очень сложно определить четкую цель для каждого ученика. У всех она разная, начиная с путешествий — летом часто приходят, чтобы научиться говорить на простые бытовые темы, — и заканчивая кембриджскими экзаменами или IELTS. Самым младшим нашим ученикам от 2,5 до 4-х лет. Эту группу ведет Одри, филолог из США, у которой отличное британское произношение и неплохие знания русского языка. Раньше эту группу вел русский преподаватель, и результат был хорошим, но с Одри эффект еще лучше — в этом возрасте дети впитывают акценты, интонирование и произношение. Так складывается база, на которой можно строить дальнейшее изучение языка.

К нам приходят дети 8-9 лет, подростки, студенты, взрослые. Многие хотят получить продвижение по работе и практикуют язык у нас — есть целая группа программистов, которые учатся говорить по-английски. До сих пор остались люди, которые приходят просто для себя, из любви к языку.

За этот год у нас было 15 групп: стабильная группа по японскому, две группы по испанскому, одна по китайскому и несколько по английскому. Однако не все группы удается открыть — вот уже долгое время мы не можем открыть группу по греческому языку.

За все то время, что мы существуем, через нас прошло примерно 200 учеников. Летом у нас спад — остается примерно 25-30 учащихся.

Сотрудники

Сейчас у нас работает восемь преподавателей, бухгалтер и два администратора. Подобрать людей сложно, потому что приходится отстаивать свое видение, не уходить в преподавание на потоке — подготовку к ЕГЭ или ГИА, а расширять диапазон дисциплин.

Раньше я «шла» за регалиями — у меня работали известные преподаватели японского. Они очень популярны, и работать с ними прибыльно, но, к сожалению, они уводили студентов из школы и не считались со мной как с руководителем. Даже в бизнесе не все всегда определяется деньгами.

Когда я подбираю людей в штат, я смотрю, как они могут преподавать и что они получают от преподавания. Быть лишь носителем языка недостаточно. Также я обращаю внимание на международные сертификаты и стараюсь искать человека по рекомендациям — у меня широкий круг профессионального общения. Чтобы оценить качество преподавания на языке, который я не знаю, я иду от простого — если человек мне симпатичен, я даю ему попробовать и смотрю, как на него реагирует группа. Если студентам понравилось первое занятие, я могу рискнуть, даже если не до конца знаю, как преподает кандидат.

Пригласить иностранца преподавать в школу довольно сложно — я оформляла приглашение для своей бывшей коллеги-американки, которой понравилась наша школа и подход к преподаванию, но она не смогла приехать из-за политической ситуации, несмотря на то, что мне удалось собрать все необходимые документы.

Больше всего я горжусь тем, что у меня работают мои бывшие студенты, которые становятся моими последователями.

Я стараюсь быть примером для сотрудников и повышаю квалификацию, участвую в фестивалях, использую язык как переводчик, преподаю. Так постепенно нарабатывается репутация нашей школы.



 Реклама  
 

__________________________

  
 
ORENFINANCE.RU
11871499
804




© PRO-MEDIA 2008