Председатель совета директоров Промсвязьбанка Алексей Ананьев, выступая на открытии ХХII Санкт-Петербургской банковской конференции, организованной Промсвязьбанком и АРБ, отметил, что 2016-й запомнился как год, когда банк становился все более цифровым. При этом, работа по трансформации ведется ежедневно, и на клиентской части к концу этого года банк продемонстрирует серьезный результат.

Глава Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян заявил, что 2016 год — это период проблем, связанных на банковском рынке с конкурентной средой. Но с конца прошлого года рынок стал говорить о некой стабилизации: из рецессии страна вышла в стагнацию, так как 0,7% роста ВВП — это не рост. «Стагнация лучше рецессии, тем более, если они постоянно чередуются», — пошутил Тосунян. Но правительству надо бы сосредоточиться на росте экономики, потому что дела в России плоховаты, хуже экономика только у Бразилии и Аргентины.

Старший директор отдела «Рейтинги финансовых институтов» S&P Global Ratings Борис Копейкин выделил из прошедшего 2016 года такие события, как достижение договоренности между ОПЕК и Россией в отношении влияния на цены на нефть на мировом уровне, и ожидание то смягчения, то ужесточения санкций.

Можно много критиковать действия правительства, но вряд ли кто-то сомневается в том, что инфляция под контролем и бюджетный дефицит будет сокращаться. Все это повышает предсказуемость ситуации в России, считает эксперт рейтингового агентства.

Многие банки теряют лицензии, ЦБ работает над концентрацией банковской системы, нет ситуации расширения пирога, банкам становится все тяжелее зарабатывать. Но Россия, несмотря ни на что, остается частью мировой экономии, интерес иностранных инвесторов к размещению ОФЗ говорит о том, что вложения в Россию интересны, и ее никто не сбрасывает со счетов, говорит Копейкин.

Директор по исследованиям и аналитике Промсвязьбанка Николай Кащеев заявил, что большинство клиентов из сегмента МСБ до сих пор воспринимают банки как помеху для своего бизнеса. Как изменился клиент банка с 2008 года? Ведь качество кредитов так и не улучается.

Те клиенты, которые выживают, становятся здоровее. Но все же самый лучший клиент для банка – это тот, кто не нуждается в кредите. Это клиент транзакционный

Алексей Ананьев напомнил, что и год назад поднимался вопрос противостояния банков и клиентов, проблема в том, что клиенты банков воспринимают финансовые организации как недружественный сервис. Но не все клиенты банков качественно управляют своим бизнесом. За год банк увидел, что клиенты, остающиеся на рынке, зачастую инерционно продолжают ухудшаться. «Поэтому ситуация состояния рынка может рассматриваться со знаком минус. Те клиенты, которые выживают, становятся здоровее. Но все же самый лучший клиент для банка – это тот, кто не нуждается в кредите. Это клиент транзакционный», - считает Алексей Ананьев.

«Мы понимаем, что объем банковских сервисов вне рамок кредитного риска должен быть увеличен», — заявил Алексей Ананьев. И борьба за транзакционный бизнес в других частях земного шара идет куда агрессивнее, чем у нас. Например, европейский регулятор в первом квартале 2018 года вводит норматив PSD2, создающий предпосылки для существенного изменения банковского ландшафта. Это требование, которое обязывает банки открывать внешним контрагентам – не банкам, доступ к клиентам банка. При этом с банка не снимается та регуляторная нагрузка, которой не несет на себе финтех. Эта же директива дает возможность небанковским контрагентам совершать на площадке банка операции по обслуживанию клиентов банка, что явно ставит сам банк в крайне невыгодные условия по сравнению с компаниями финтеха, предлагающими транзакционные услуги.

Россия отстает от изменения технологий, но борьба банков и финтеха на этом рынке будет обостряться и у нас в течение предстоящих пяти лет, отметил банкир.

Гарегин Тосунян напомнил, что тот клиент, который не нуждается в кредите – не нуждается и в развитии. И метод античной Спарты, где хилых младенцев сбрасывали со скалы, привел к тому, что Спарты не стало. А России еще до мирового уровня и до борьба за транзакционный бизнес надо дорасти.

Банковская система уже накопила ряд проблем, и объем проблемных кредитов сейчас достиг своего пика. Это, как минимум, 20% всех кредитов, а то и 22-24%

Борис Копейкин сообщил, что в базовом сценарии S&P Global Ratings не ожидает роста экономики даже на 2% в 2018 и 2019 годах, так как агентство не видит в России предпосылок к росту. При этом банковская система уже накопила ряд проблем, и объем проблемных кредитов сейчас достиг своего пика. Это, как минимум, 20% всех кредитов, а то и 22-24%. Эти кредиты не всегда видны, и они не попадают в отчетность банков. Но агентство хочет напомнить банкам, что если кредиты уже реструктурированы, то клиенты по ним вряд ли и в будущем станут платить. И это очень большая проблема, поскольку эти кредиты вновь и вновь придется реструктурировать. Поэтому те игроки, которые вовремя сумеют нащупать свою нишу на банковском рынке, все-таки будут стремиться избегать риска. Для бизнеса это означает, что условия кредитования вряд ли улучшатся, предупредил Копейкин.

Алексей Ананьев считает, что до настоящего времени никто не видел стратегии выхода из кризиса, о которой так много говорят, и которая, несомненно, России нужна. Но при этом банки живут под все возрастающим гнетом регулятора, что, несомненно, отражается и на клиентах. «Но мы верим в светлое будущее, и при этом зачастую финансируем тех клиентов, которых, учитывая требования ЦБ, финансировать не должны», - отшутился Ананьев. Он сообщил, что и в этих неблагоприятных условиях объемы работы с МСБ выросли в банке на 30% за последние годы. «Поэтому та стратегия, которую мы все ожидаем, должна базироваться на росте предпринимательского сообщества. Ибо это - залог роста здоровой конкуренции в нашей стране», — полагает совладелец Промсвязьбанка.

Однако Николай Кащеев отметил, что число закрывающихся сейчас в России предприятий выше, чем тех, которые открываются.

Борис Копейкин сообщил, что агентство не закладывает в свой сценарий развития экономики России отмену санкций. Правительство будет ответственно относиться к балансировке бюджета, и дефицит бюджета будет близок к нулю. Инфляция будет под контролем, и ЦБ достигнет своей инфляционной цели в 4,2% в ближайшие годы.

Чего не ждет S&P Global Ratings? Агентство не ждет качественного скачка в экономике. Поэтому значение России для мировой экономики будет снижаться

Чего не ждет S&P Global Ratings? Агентство не ждет качественного скачка в экономике. Поэтому значение России для мировой экономики будет снижаться. Нагрузка на работающее население будет расти, и это будет накладывать отпечаток и на работу банков. Банки будут кредитовать только хороших заемщиков, и, постепенно отсекая неплательщиков, способствовать оздоровлению экономики. Экономики, сопоставимые с российской, будут расти быстрее нас, считает Копейкин.

Управляющий директор по клиентской работе и андеррайтингу агентства «Эксар» Никита Гусаков ожидает роста несырьевого экспорта в ближайшие годы на 7%. Но для него нужны драйверы, и ими может быть малый и средний бизнес. Поэтому рост экспорта в этом секторе может быть организован при помощи корпорации МСП. «Пусть простят меня машиностроительные предприятия, но драйвер роста в России не в них, а в ИТ-секторе», — добавил Гусаков. Он также считает, что государство должно помогать не тем, кому тяжело и у кого глобальная просрочка по долгам, а лидерам рынка.