Бизнес услуги

кадрыФИНАНС


Контактная информация:

Оренбург :: PRO-MEDIA

ул. Комсомольская, д. 32

+7(3532) 78-14-20
+7(3532) 78-38-13
8 922 5515555

sov_design@mail.ru

  Финансы  

14.12.2017 :: Финансы :: Бег за гослокомотивом

В последнее время многие наблюдатели (и их все больше с каждым днем) начали говорить о том, что государство как-то слишком много себе забрало банковского сектора. Что ненасытно оно в этом вопросе, как модель желудочно неудовлетворенного идеального человека из «Понедельника...» Стругацких. Вполне можно посмотреть, как ретроспективно развивались эти потребности государства и к чему привели.

Основное внимание и интерес государства сконцентрированы на крупнейших банках, которые вот уже десяток лет составляют ведущую пятерку по активам. Практически без изменений с 2007 по 2017 год здесь были Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, Россельхозбанк, Банк Москвы и позже сменивший его в пятерке ВТБ 24. Десяток лет назад Альфа-Банк, а в 2014—2015 годах банк «ФК Открытие» еще пытались разбавить топ-5 своими ненужными частностями, но закрепить успех никому не удалось.

Между тем ЦБ регулярно представляет информацию о величине активов и собственных средств (капитала) кредитных организаций, где показывает динамику ежегодного прироста этих показателей для банков, сгруппированных в зависимости от занимаемого места по размеру активов и капитала. В том числе для первой пятерки российских банков. Такая динамика позволяет более «чисто» последить за успехами банков, контролируемых государством, очистив этот показатель от постоянно растущего числа неблагополучных кредитных организаций, спасаемых АСВ и другими санаторами, и вешающихся на баланс многочисленных государственных «дочек».

Так вот, «государственные» топ-5 в последние пять лет почти всегда (за исключением 2015 года) входили в первую двойку групп лидеров по приросту активов. Как правило, пару им составляли банки, занимающие места с шестого по 30-е. Любопытно при этом, что, например, в 2007—2012 годах, то есть в предыдущую пятилетку, опережающий рост госбанков не выпячивался. Более того — в эти годы лидерство по темпам чаще принадлежало банкам, занимающим с шестого по 30-е место по величине активов (так было в 2007, 2008 и 2012 годах), а топ-5 иногда не входили даже в тройку.

Но с 2013 года первая пятерка резко ускорила рост по сравнению с остальными банками. По итогам десяти лет и первых трех кварталов 2017 года топ-5 увеличили активы на 746,3%, а группа банков, занимающих места с шестого по 30-е, — всего на 421,9%. Банки из разрядов «средние» и «небольшие» (30—100 и 100—200) нарастили активы соответственно на 228% и 109%, а остальные вообще показали снижение на 47%.

Наверное, это не должно удивлять — в конце концов, с момента прихода в ЦБ Эльвиры Набиуллиной регулятор не скрывал, что целенаправленно занимается расчисткой сектора, которая ведет к концентрации активов у крупных банков. Но то, что средняя цифра прироста активов в банковском секторе — 488,5% — даже больше, чем у группы 6—30, где сосредоточены лучшие частные банки, говорит о том, что частный банковский сектор давно существует в виде «прицепа», который только тормозит весь поезд.

Вот ни на кого не хочу показывать пальцем, но не могу не заметить, что банки, которые попали под оздоровление из-за «агрессивного наращивания» активов, не выглядят такими агрессивными на фоне этого государственного локомотива финансовой системы. Беда в том, что если раньше клиенты предпочитали частные банки из-за качества обслуживания и отсутствия бюрократических процедур, то сейчас госбанки подтянулись, набрали хорошего персонала и вообще «очеловечились» всемерно. В частные банки теперь ходят или те, кто еще не успел перевестись в «госы», то есть по привычке, или потому, что операции в госбанках заблокированы (ну, черные списки натурально работают).

Таким образом, система огосударствления, раньше поддерживавшаяся искусственно, перешла на самоподдерживающийся режим. И приватизировать выращенные «монстры» уже не получится. А даже если и получится, то ничего хорошего не будет. Где, например, условный частный РСХБ возьмет денег на свою практически ежегодную капитализацию? И что с ним делать потом?

Помню, как 20 лет назад банкиры ждали, когда же доля вкладов Сбербанка опустится меньше 50% в целом по системе — думали, что тут-то наступит торжество частной инициативы и все они станут «королями капусты». Наивные. Сейчас доля на рынке вкладов 28 госбанков, которые входят в топ-100, составляет 70% (17,3 трлн рублей). И это еще Россия не перешла на «военные рельсы»…

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции


Игорь Моисеев
журналист



 Реклама  
 

__________________________

  
 
ORENFINANCE.RU
11446481
488




© PRO-MEDIA 2008