Бизнес услуги

кадрыФИНАНС


Контактная информация:

Оренбург :: PRO-MEDIA

ул. Комсомольская, д. 32

+7(3532) 78-14-20
+7(3532) 78-38-13
8 922 5515555

sov_design@mail.ru

  Аналитика  

28.04.2017 :: Аналитика :: Ваше жилье больше не ваше

Закон о реновации (вот еще слово выдумали) жилого фонда, принятый в первом чтении под внезапно объявленную программу тотального сноса хрущевок в Москве, в своем нынешнем виде фактически отменяет частную собственность на жилье в России.


Широко распространенное в обывательском сознании убеждение «Москва не Россия» верно во многих случаях. Но не в случае закона о реновации жилья. Тут, похоже, новая общая беда пришла в Россию, а Москва — только испытательный полигон. Правда, есть шансы, что в силу масштабов программы ее просто не успеют реализовать. Лужковская программа сноса хрущевок стартовала в конце прошлого века и благополучно продолжается до сих пор. Но закон-то (если его не отменят) останется.

В данном случае мы имеем дело с классическим модельным законопроектом. Он касается не только Москвы, но и любого другого населенного пункта страны. Он дает право любому главе любого муниципалитета сносить любое жилье в любое удобное для этого главы (застройщиков, друзей и знакомых мэра, федеральных властей — нужное подчеркнуть) время. Ровно таким модельным законом стал принятый к Олимпиаде в Сочи документ, позволяющий государству изымать частные земельные участки для своих нужд во внесудебном порядке. Если заряженное ружье висит на стенке, у вас нет никаких гарантий, что никому не захочется из него выстрелить.

Потенциальные масштабы применения закона о «собянинках» вместо хрущевок даже трудно просчитать. Например, на Дальнем Востоке в отдельных районах доля ветхого жилья зашкаливает за 80% и даже за 90%. Так что запросто (были бы деньги и полет фантазии начальства) можно сносить и строить заново целые города и поселки. При этом как раз критерии ветхости в законе не прописаны. Поэтому «есть у реновации начало — нет у реновации конца». Ветхим будет считаться всякое жилье, которое посчитает таковым местное начальство.

В случае с Москвой в законе уже вскрылись некоторые вроде бы очевидные, нелепые, но тем не менее пока не залатанные «дыры». В частности, на днях выяснилось, что экспертная группа с участием Сбербанка, ВТБ 24, АИЖК и других крупнейших игроков ипотечного рынка готовит поправки ко второму чтению законопроекта. Оказалось, в документе просто забыли, что квартиры в сносимых домах могут быть залогами по ипотечным кредитам. При сносе жилья новая квартира ипотечника автоматически залогом не становится. Так что если кредит не переоформлен дополнительным соглашением между банком и заемщиком, этот заем превращается в необеспеченный.

Но это маленькая часть одной большой проблемы. Фактически создается законодательный прецедент, отменяющий частную собственность на жилье в России. Какая же это собственность, если вас могут без вашего согласия переселить в любой момент, а ваше жилье — снести. Почему «без согласия», спросите вы, ведь московские чиновники клянутся и божатся, что будут сносить дома и переселять, только если люди захотят. Но представьте себе дом, пусть даже действительно ветхий и пятиэтажный, в котором всяко не меньше 50 квартир. И вот 45 человек согласны на снос и переезд, а пятеро против. Невозможно же в таком случае сказать, что дом сносится с согласия жильцов. Как невозможно и оставить в нем жить пятерых несогласных, переселив остальных. К тому же эти пятеро и эти 45 автоматически становятся друг другу врагами.

Означает ли все вышеописанное, что государство не имеет права сносить старые жилые дома и строить новые? Конечно, нет. Всё в этом мире конечно — дома, как и люди, стареют, болеют и умирают. А новые дома — особенно если хорошо построены — преображают облик любого населенного пункта, радуют глаз. Только не надо превращать плановый снос домов по естественным причинам в аналог «ковровой бомбардировки». Что это за такая «пожарная» необходимость сносить миллионы квадратных метров в Москве, да еще в какие-то невообразимо короткие сроки? Что вдруг так переменилось в столице России? Ведь еще в январе 2017 года сама московская мэрия не только не заикалась о такой необходимости, но заявляла прямо противоположное: мол, мы не будем сносить старые дома и ограничим жилищное строительство, ибо строить особо негде. Город еще не переварил проект «большой Москвы», а ему обещают новую грандиозную разруху.

Спрашивается, почему, если такое возможно в Москве, это не случится где-нибудь еще? Ограничитель один — тупо не хватит денег. Поэтому сотни тысяч, если не миллионы россиян будут продолжать ютиться практически в трущобах, зато Москву перестроят заново.

В России в любой момент у вас могут отнять бизнес. Снести бульдозером ваш киоск или магазин. Отобрать — не всегда законно — личную свободу. Права человека у нас больше смахивают на обычное водительское удостоверение (для тех, у кого есть авто). Заморозить ваши пенсионные накопления. На этом фоне собственное жилье, которого, впрочем, тоже нет у миллионов россиян, — едва ли не единственная относительно надежная частная собственность в стране. Не хватало лишать людей еще и этой последней надежности.

Есть много версий того, почему буквально из ничего, на пустом месте, возникла эта идея великого переселения Москвы. Тут и помощь девелоперам, и попытка оживить полумертвый рынок недвижимости, и какие-то политические игры (в частности, некая компенсация Москве за несостоявшееся объединение с Московской областью). Все эти версии не имеют значения. Сама идея сносить жилье в таких масштабах в такие сроки и по такому закону крайне опасна для России. Она будет только плодить в людях чувство временщичества, беззащитности перед слепой волей государства и бездомности, которое и так мешает нам нормально обустраивать гигантскую территорию нашей страны.




 Реклама  
 

__________________________

  
 
ORENFINANCE.RU
8982350
2136




© PRO-MEDIA 2008