Бизнес услуги

кадрыФИНАНС


Контактная информация:

Оренбург :: PRO-MEDIA

ул. Комсомольская, д. 32

+7(3532) 78-14-20
+7(3532) 78-38-13
8 922 5515555

sov_design@mail.ru

  Аналитика  

16.10.2018 :: Аналитика :: Опасные ножницы: как решить проблему закредитованности населения?

Во второй половине 2018 года объемы кредитования почти вернулись к докризисному уровню. Но на подходе возможный новый кризис, связанный с «процентными ножницами».


Спасет ли ситуацию обязательный расчет предельной долговой нагрузки, инициируемый Банком России со следующего года?

По многим направлениям кредитование почти восстановилось до докризисного уровня 2014 года или приближается к таковому, а по отдельным и вовсе показывает рекорды. Например, по ипотеке и кредитам наличными. Так, показатели по выдаче ипотеки относительно только 2016 года подскочили в два раза, а кредитование наличными превысило уровни 2013 года. Средний размер кредита наличными впервые в истории превысил 300 тыс. рублей. Более того, мы фиксируем значительный рост доли кредитов наличными на суммы свыше 500 тыс. рублей. Как подсчитали в БКИ «Эквифакс», доля таких кредитов составляет уже более половины от всего банковского портфеля. При этом в 2013 году — накануне прошлого кризиса — данный показатель не превышал 30%.

И вот эксперты вновь заговорили о приближении кризиса. В чем его причина? Не только в закредитованности. Эксперты указывают на опасную ситуацию быстрого падения ставок и рост дюрации. Средняя дюрация по ипотеке составляет семь лет, по кредитам наличными — 3—3,5 года. При этом большинство жилищных кредитов выдано под ставку ниже 12%, а наличными — под ставку не выше 14—15%. Все бы ничего, если бы не смена тренда на снижение ключевой ставки: после трехлетнего беспрерывного ее снижения Банк России недавно принял решение повысить значение до 7,5%. Строго говоря, тренд еще не изменился, но риски дальнейшего роста ставки уже выросли.

Неожиданность не в повышении ставки как таковой, а в том, что стали расти инфляционные ожидания. Долгое время была уверенность в том, что рост потребительских цен удержится на уровне 4%, но в сентябре текущего года регулятор заявил, что ожидаемый рост цен в первом полугодии 2019-го может составить 5,5%. Несмотря на то что большинство факторов, приведших к росту инфляционных ожиданий, носят, скорее всего, временный характер, никто не может поручиться, что ставка не будет подниматься и дальше. Но если она дорастет до 9%, то примерно 40% всего банковского портфеля может оказаться на грани рентабельности или даже уйти в минус. Экономисты называют это эффектом «процентных ножниц».

Банки пока не снижают своих риск-аппетитов и продолжают кредитовать заемщиков, у которых два или даже три активных кредита. Средний остаток по задолженности по потребительским кредитам увеличился на 26%. Эти риски регулятор видит и реагирует на них: с 1 октября следующего года банки в обязательном порядке начнут рассчитывать уровень предельной долговой нагрузки (ПДН или PTI). Мы считаем, что сама по себе необходимость рассчитывать ПДН никак не ограничит кредитование и не скажется на доступности кредитных средств населению. При этом понятно, что для регулятора это лишь первый шаг. Следующими могут стать либо требования к банкам к повышенному потреблению капитала в случае превышения уровня ПДН, который будет установлен законодательно, либо ограничения на взыскание задолженности по таким кредитам.

Но какой уровень ПДН считать критическим? Есть оценки, что ПДН не должен превышать 50—60%. Однако проблема в том, что банкам зачастую неизвестны истинные доходы своих клиентов. Например, у заемщика могут быть доходы от сдачи недвижимости, от ведения собственного бизнеса. Зачастую потребительский кредит берется на цели, связанные с расходами домохозяйства. И погашать его планируется из общего семейного дохода, хотя банк имеет доступ лишь к информации о доходах конкретного заемщика.

При всем вышесказанном нельзя говорить о том, что само по себе ограничение уровня ПДН на законодательном уровне будет являться наиболее эффективным рычагом сокращения закредитованности населения и снижения банковского аппетита к риску. Наши внутренние исследования показывают, что куда более сильное влияние на дефолтность оказывает отнюдь не ПДН, а такие характеристики, как количество свежих кредитов, общее количество действующих кредитов, наличие просрочек в кредитной истории, срок работы на последнем месте и даже пресловутый возраст.

В любом случае, если решение об ограничении ПДН и соответствующих санкциях за несоблюдение ограничений будет принято, необходимо говорить о расширении доступа кредиторов к информации об актуальных доходах заемщика, имеющейся в распоряжении Пенсионного фонда России и Федеральной налоговой службы. В ином случае данное ограничение может привести не только к уменьшению закредитованности, но и к снижению доступности кредитных средств для дисциплинированных заемщиков.

ПДН — лишь один из доступных для банка параметров, который принимается во внимание при кредитовании. Его ограничение вряд ли «остудит» тех кредиторов, которые ведут бизнес с высоким аппетитом к риску, и уж точно вряд ли воспрепятствуют заемщику с уже действующими четырьмя потребительскими кредитами взять пятый на срочно понадобившуюся новую модель смартфона.

Проблема закредитованности населения должна решаться не только через ограничения банковских кредитных политик, но и через повышение финансовой грамотности граждан, которым необходимо самостоятельно научиться оценивать свои риски и рассчитывать свои возможности.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции



Станислав Тывес
заместитель председателя правления ПАО «Банк Уралсиб»


 Реклама  
 

__________________________

  
 
ORENFINANCE.RU
11765499
2680




© PRO-MEDIA 2008