Бизнес услуги

кадрыФИНАНС


Контактная информация:

Оренбург :: PRO-MEDIA

ул. Комсомольская, д. 32

+7(3532) 78-14-20
+7(3532) 78-38-13
8 922 5515555

sov_design@mail.ru

  Аналитика  

19.12.2018 :: Аналитика :: Ерема, Ерема, сидел бы ты дома…

Почему стратегия Сбербанка на рынке банковских слияний и поглощений оказалась не столь успешной, как у ВТБ?


После кризиса 2008—2009 годов Сбербанк преимущественно покупает зарубежные банки, тогда как ВТБ сфокусировался исключительно на приобретении российских кредитных организаций. В банковском сегменте рынка слияний и поглощений (M&A) Сбербанк использует стратегию международной экспансии, тогда как ВТБ — стратегию экспансии на внутреннем рынке.

Действительно, почти все банки или банковские группы, приобретенные Сбербанком, — зарубежные. Это, во-первых, турецкий DenizBank. Он был куплен в 2012 году Сбербанком у поврежденной кризисом 2008—2009 годов и европейским долговым кризисом 2011 года бельгийско-французской финансовой группы Dexia за 3,6 млрд долларов. В довесок к турецкому банку Сбербанку достался небольшой российский Денизбанк Москва.

Во-вторых, в 2011—2012 годах Сбербанк приобрел Volksbank International AG (VBI) за 600 млн евро у австрийской группы Volksbank AG, также поврежденной кризисом.

Понятно, что покупка «дочек» у терпящих бедствие финансовых групп обходится, как правило, дешевле, чем у «здоровых» групп.

В составе группы VBI получил целую россыпь восточноевропейских банков — в Боснии, Герцеговине, Словакии, Чехии, Хорватии, Венгрии, Сербии, Словении и на Украине.

Разумеется, Сбербанк покупал и российские банки. Помимо упомянутого Денизбанка Москва, для выхода на рынок POS-кредитования Сбербанк приобрел 70% уставного капитала ООО «Сетелем Банк» (Москва) в 2012 году у французской группы BNP Paribas за 5,1 млрд рублей. Однако масштаб этих сделок несравненно меньше, чем масштаб сделок по приобретению иностранных банков и банковских групп.

ВТБ проявляет гораздо большую активность на рынке M&A. Вот список банков, поглощенных ВТБ после кризиса 2008—2009 годов. В 2011—2012 годах ВТБ приобрел у РЖД Транскредитбанк. Розничные активы Транскредитбанка получил ВТБ 24, корпоративные — ВТБ. 1 ноября 2013 года Транскредитбанк был присоединен к ВТБ 24.

В 2011 году ВТБ стал владельцем Банка Москвы. Вместе с ним ВТБ достался и брянский Бежица-Банк, который был переименован в Лето-Банк. Затем на основе Лето-Банка был создан Почта Банк в рамках совместного проекта ВТБ с Почтой России. В 2012 году ВТБ стал владельцем РНКБ.

В 2018 году ВТБ вновь активизировался на рынке M&A. В отчетности ВТБ указано: «В октябре 2018 года ВТБ приобрел 85% обыкновенных акций и 9,6% привилегированных акций банка «Возрождение» (ПАО). Предварительная стоимость покупки оценивается в 9,7 миллиарда рублей. Группа находится в процессе обсуждения и оценки влияния сделки […]».

До конца года должны быть закрыты сделки по приобретению тюменского Запсибкомбанка и нижегородского Саровбизнесбанка. Полная интеграция Запсибкомбанка и Саровбизнесбанка должна завершиться в 2020 году.

Не мудрено, что после «помидорного» российско-турецкого конфликта Герман Греф попытался избавиться от турецкого банка. 22 мая 2018 года Сбербанк сообщил о том, что заключил договор о продаже 99,85% «дочки» за 14,609 млрд турецких лир (на эту дату — 3,1 млрд долларов; вспомним, что Denizbank был куплен Сбербанком за 3,6 млрд долларов) банку из Эмиратов Emirates NBD Bank. Ожидается, что сделка будет закрыта в конце 2018 — начале 2019 года. Момент и валюта сделки были выбраны исключительно удачно — в разгар валютного и долгового кризиса в Турции. За период с 22 мая по 9 декабря лира девальвировала на 12,5%.

Заместитель председателя правления Сбербанка Александр Морозов сообщил «Ведомостям» 22 мая 2018 года: «Итоговая стоимость сделки будет зависеть как от сроков ее закрытия, так и от движения курса внутри предусмотренного коридора. Мы полагаем, что она может составить 3,4—3,7 млрд долларов». Даже если в договоре зафиксирован диапазон колебания курса турецкой лиры к доллару, то в лучшем случае сделка может пройти по нижней границе этого коридора.

Также вряд ли можно назвать удачей приобретение группы VBI. Особенно с учетом санкций и российско-украинского конфликта. Сбербанк предоставил хорватскому концерну «Агрокор» кредит в размере 600 млн евро в апреле 2014 года. В июне заместитель председателя правления Сбербанка Светлана Сагайдак заявила, что Сбербанк предоставил компании кредиты на сумму более 1 млрд евро. В итоге на балансе Сбербанка мы видим на 1 декабря 2018 года просроченную задолженность по кредитам, предоставленным нерезидентам, в размере 36,1 млрд рублей (0,5 млрд евро).

Сетелем Банк — российский банк, однако и его покупка не оказалась слишком большой удачей для Сбербанка. Хотя «Сетелем» и был приобретен для выхода на рынок POS-кредитования, но в октябре 2017 года появилась информация о том, что руководство Сбербанка рассматривает вопрос о сворачивании POS-кредитования на базе Сетелем Банка. По данным газеты «КоммерсантЪ», «[…] топ-менеджмент «Сетелема» уже известили о необходимости полностью свернуть бизнес по кредитованию в торговых сетях к июлю 2018 года, сократив около 1 тыс. сотрудников».

Что касается ВТБ, то он преимущественно присоединял приобретенные банки. Крупнейшая сделка M&A в истории банковского сектора России — присоединение ВТБ 24 к ВТБ.

Каковы причины выбора столь различных стратегий у двух крупнейших госбанков? Почему Сбербанк покупает преимущественно иностранные банки, а ВТБ — российские?

Сбербанк обладает самой большой банковской сетью продаж в России. В последней отчетности по МСФО Сбербанка указано: «По состоянию на 30 сентября 2018 года […] Сбербанк […] имеет 12 (31 декабря 2017 года: 14) территориальных банков, 78 (31 декабря 2017 года: 78) отделений территориальных банков и 14 210 (31 декабря 2017 года: 14 312) филиалов [...]». Как видим, Сбербанк сокращает свою сеть продаж на территории страны.

Сеть продаж ВТБ — если не включать Почта Банк — около 1,6 тыс. офисов. Кроме того, Почта Банк владеет еще свыше 4,5 тыс. офисов, не считая точек присутствия непосредственно в отделениях Почты России.

Так что для ВТБ логично стремиться догнать Сбербанк на территории России. Тогда как руководство Сбербанка, видимо, полагает, что дальнейшая экспансия на территории России нецелесообразна и надо осуществлять экспансию за рубежом. Однако Сбербанк не учел в первую очередь геополитические риски.

С учетом экспансии антироссийских санкций и все новых конфликтов с соседними государствами (Грузия, Турция, Украина), с учетом возрастающей экономической и политической изоляции России стратегия международной экспансии Сбербанка оказалась ошибочной и, что хуже того, убыточной. Стратегия ВТБ экспансии на внутреннем рынке вполне оправдала себя.

Логика развития банковского бизнеса из-за мощного эффекта масштаба — это непрерывный поток сделок слияния и поглощения. Чем больше банк, тем, как правило, более длинный шлейф сделок M&A он имеет за собой.

Возможно, настанет момент, когда один из пары госбанков поглотит другой. Вопрос в том, какой из них будет к тому моменту сильнее. Но необязательно больше.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции


Максим Осадчий
начальник аналитического управления БКФ



 Реклама  
 

__________________________

  
 
ORENFINANCE.RU
12450285
1545




© PRO-MEDIA 2008