8 триллионов: это много или мало?

Российский премьер Дмитрий Медведев призвал быстрее определиться с поисками источников финансирования нового майского указа президента России. В понедельник, 21 мая, он провел первое заседание со своими новыми заместителями, на котором попросил детально проработать предложения и назначить ответственных. Дедлайн — 15 августа. К этому сроку, по словам Медведева, должны быть готовы заключительные варианты национальных проектов. Детальный план, как выполнить задачи, поставленные Путиным, должен быть готов к 1 октября 2018 года.

Самая главная задача для чиновников — найти 8 трлн рублей. Именно столько, если верить словам наших чиновников, недостает на выполнение всех стратегических задач, поставленных в майском указе. Деньги необходимо собрать до 2024 года. А всего на выполнение «очередного мегапроекта» президента планируется потратить 25 трлн рублей (большая часть этих средств, как говорил Дмитрий Медведев, уже заложена в бюджете). «Крайне важно определиться по финансам. Для этого большого развития нужны значительные ресурсы, поэтому надо максимально оперативно определиться с источниками, параметрами финансирования», — заявил он на совещании с вице-премьерами.

По оценке директора центра макроэкономического прогнозирования Бинбанка Натальи Шиловой, рост расходов бюджета поддержит экономический рост: дополнительные 8 трлн рублей могут обеспечить дополнительно до 1 процентного пункта роста ВВП за год.

Насколько это большая сумма? Если судить в масштабах российского ВВП (в 2017 году — 92 трлн рублей), это не так и много, тем более что найти эти деньги необходимо в течение шести лет. Для сравнения: расходы федерального бюджета в 2017 году составили около 16 трлн рублей. «Это не слишком значимая сумма. Увеличить поступления в бюджет можно без проведения каких-то серьезных экономических преобразований и кардинальных мер», — считает главный экономист по России и СНГ «Ренессанс Капитал» Олег Кузьмин. Он полагает, что правительство может пойти по пути оптимизации части расходов бюджета. Например, сократив расходы на оборону и объем трансфера в ПФР. Власти уже сделали первые шаги в этом направлении. В частности, предполагается, что Пенсионный фонд в 2018 году получит из казны на 68,3 млрд рублей меньше. Притом что общие расходы на пенсии вырастут.

Как увеличить доходы

Скорее всего, правительство ограничится повышением пенсионного возраста. Само по себе это не решит проблему дефицита Пенсионного фонда, но его опять-таки можно финансировать за счет дополнительных нефтегазовых доходов

Сократить расходы на ПФР можно, повысив возраст выхода на пенсию. Правительство уже открыто обсуждает варианты. В Минфине предлагают увеличить срок выхода на отдых для мужчин до 65 лет, для женщин до 63 лет, в Минтруде полагают, что уходить на пенсию женщины должны в 60, сообщил РБК со ссылкой на источники. В начале мая Дмитрий Медведев заявил, что предложения правительства о повышении пенсионного возраста будут внесены в нижнюю палату парламента в «самой короткой перспективе». «Скорее всего, правительство ограничится повышением пенсионного возраста. Само по себе это не решит проблему дефицита Пенсионного фонда, но его опять-таки можно финансировать за счет дополнительных нефтегазовых доходов», — рассуждает директор аналитического департамента ИК «Регион» Валерий Вайсберг.

Еще один плюс повышения пенсионного возраста для бюджета — рост налоговых поступлений от работающих граждан, указывает Олег Кузьмин.

Второй, наиболее вероятный путь, по которому может пойти правительство, — перенастройка налоговой системы. В частности, введение прогрессивной шкалы подоходного налога. Этот вариант, равно как и повышение НДФЛ с 13% до 15%, чиновники также уже обсуждали. «Я не думаю, что разница между 13% и 15% такова, чтобы люди побежали сразу в другие юрисдикции», — говорил в марте бывший вице-премьер Аркадий Дворкович. В новое правительство он не вошел. Но в мае Медведев на встрече с депутатами «Справедливой России» сказал, что повышение налога для богатых сейчас нецелесообразно. Про интересы богатых премьер точно знает не понаслышке.

Однако все может поменяться: благосостояние самых богатых граждан России неуклонно растет. По данным Forbes, совокупный капитал 200 богатейших россиян достиг 485 млрд долларов, а число миллиардеров увеличилось с 96 до 106. Для сравнения: международные резервы России сейчас составляют 457 млрд долларов. «Если в стране 90% богатства принадлежит 10% населения, то подобная система уже говорит о возникшем дисбалансе. Как минимум можно повысить планку НДФЛ с 10 миллионов годового дохода до 15%, а со 100 миллионов годового дохода — до 17%. Одновременно можно снизить налогообложение фонда заработной платы, что благотворно скажется на финансах предприятий или даже приведет к росту зарплат, что отвечает одному из поручений президента в части повышения благосостояния граждан», — полагает аналитик «Открытие Брокер» Андрей Кочетков.

Однако если вопрос повышения налогов для граждан пока под вопросом, то бизнесу, похоже, все же придется раскошелиться. Будет ли это вариант «22/22» (снижение страховых взносов с 30% до 22% при одновременном росте НДС с 18% до 22%), введение налога с продаж или 6-процентный сбор с самозанятых, пока неизвестно. Часть этих инициатив продвигал глава Минфина Антон Силуанов, который в новом правительстве стал первым вице-премьером, курирующим экономику, сохранив пост министра финансов. Кузьмин из «Ренессанс Капитала» не исключает появление новых налогов и сборов, например налога с оборота.

Скорее всего, полагает Валерий Вайсберг, налоговые изменения будут комплексными: правительство может увеличить нагрузку для граждан, получающих высокую заработную плату, одновременно сделав поддержку малоимущих более адресной и предоставив им налоговые преференции.

Так или иначе, но за исполнение майских указов Путина каждый из россиян заплатит из своего кармана

Так или иначе, но налоговые маневры правительства все равно отразятся на россиянах. «Финансировать такое количество амбициозных целей без увеличения нагрузки на население в текущих российских реалиях невозможно. Так или иначе, но за исполнение майских указов Путина каждый из россиян заплатит из своего кармана», — уверена старший аналитик «Альпари» Анна Бодрова. Кроме того, считают эксперты, есть риск, что рост расходов бюджета разгонит инфляцию. Кузьмин не исключает: чтобы не допустить роста цен, может потребоваться вмешательство ЦБ.

ОФЗ не поможет

В 2018 году дополнительные нефтегазовые доходы бюджета составят 1,75 трлн рублей, но, учитывая текущую цену на нефть, они могут вырасти до 3 трлн рублей

Однако есть и другие возможности найти недостающие триллионы: например, часть средств власти могут взять у нефтяников. «По мере роста цен на нефть бюджет будет изымать все большую долю доходов нефтяников», — говорит Вайсберг. По его расчетам, при текущей цене барреля в ближайшие 8—10 месяцев ФНБ достигнет нормативного объема (7% от ВВП), после чего власти смогут инвестировать остальное в инфраструктуру. По оценке Натальи Шиловой из Бинбанка, в 2018 году дополнительные нефтегазовые доходы бюджета составят 1,75 трлн рублей, но, учитывая текущую цену на нефть, они могут вырасти до 3 трлн рублей. «Если ситуация не ухудшится, то суммарно в 2018—2020 годах государство получит почти 9 триллионов рублей «незапланированных» доходов», — подсчитала она.

Правительство также может увеличить объем внутренних заимствований. В феврале премьер поручил финансовому блоку увеличить объем эмиссии «народных облигаций» до 100 млрд рублей. Всего в этом году Минфин намерен занять на рынке около 1,44 трлн рублей. Снижать эту цифру, если верить Силуанову, власти не намерены даже при условии роста нефтегазовых доходов. Более того, в апреле глава департамента госдолга и государственных финансовых активов Минфина Константин Вышковский сказал, что программа внутренних заимствований России на 2018 год может быть увеличена на 200 млрд рублей.

Но вот решится ли правительство на увеличение госдолга, большой вопрос. Несмотря на кажущуюся простоту такого способа привлечения средств (особенно с учетом сравнительно низкого долга России), нарастить эмиссию ОФЗ не так-то просто. «Спрос инвесторов на госбумаги после апрельского стресса так и не выровнялся», — констатирует Бодрова. На последнем аукционе Минфину удалось разместить бумаги лишь на 21,4 млрд рублей, притом что объем предложения был 30 млрд рублей. До апрельских событий на аукционах ОФЗ обычно был повышенный спрос.

Кроме того, по словам Валерия Вайсберга, наращивание госдолга, равно как и денежная эмиссия, может негативно повлиять на макроэкономическую стабильности и инфляцию. А это напрямую противоречит указу президента, говорит он. Поэтому все эти способы пополнить бюджет исключены. «Для проектного финансирования вполне допустимо использовать печатный станок, но чрезмерное увлечение этим может негативно сказаться на курсе рубля», — предупреждает Андрей Кочетков.

Но нарастить на 8 трлн рублей доходы в бюджете можно и другими способами. Например, указывают эксперты, сократив административные бюджетные расходы. В том числе — за счет перехода на цифровые технологии. По словам Вайсберга, за счет «цифровизации» можно высвободить довольно значительные суммы: расходы казны только на содержание аппарата госслужащих, отвечающих за бумажное и финансовое обеспечение, составляют около 3% от расходов всей бюджетной системы (включая внебюджетные фонды), или 1 трлн рублей в год.

Другой способ — ввести налоговые каникулы для новых проектов. Это вкупе с прочими преференциями может стимулировать приток инвестиций в реальный сектор экономики, а, соответственно, в перспективе расширит налогооблагаемую базу для НДФЛ и прочих сборов. Особенно важно это для отраслей, в которых высокая доля импорта. «Налоговые каникулы и преференции в данных сферах не отразятся на бюджете, но в долгосрочном плане создадут новую налогооблагаемую базу, а также снизят зависимость экономики и курса рубля от импортной составляющей», — поясняет Кочетков. Естественно, подъем производства, увеличение числа рабочих мест и, как следствие, рост налоговых поступлений в бюджет — это перспектива не ближайшего будущего. Таким способом «лишних» 8 трлн рублей быстро явно не соберешь.